Один в поле воин


Художественный  руководитель театра «Дах», инициатор  и организатор  фестиваля «Гогольfest», автор проекта «Даха Браха» относится к тем людям, которым приятнее дарить подарки, а не их получать. В 90-х годах ХХ века он занимался бизнесом – торговлей, сельским хозяйством и сферой IT. Со временем появилась возможность оставить себе миноритарную часть в ряде компаний и больше ими не руководить, и Владислав Троицкий увлекся культурными проектами. Его проекты являются популярными и востребованными среди украинской, а в последний год, и российской публики (презентации «Гогольfest прошли в Санкт-Петербурге, Перми, Москве), хотя и не приносят Владиславу Троицкому никакого дохода, более того – требуют капиталовложений. В таком распределении собственных материальных ресурсов и в такой расстановке жизненных приоритетов режиссер видит свое предназначение, и даже новую идеологию

Я встречаю в Берлине, в Париже гораздо больше людей, с которыми мне комфортно разговаривать. Иногда из-за этого я становлюсь меланхоличен. Но потом думаю – ну а здесь что? Не нужно говорить, что везде тьма, нужно просто зажечь свой свет. К тому же, на почти пустом месте не нужно ничего доказывать. Ты делаешь, и все проекты говорят сами за себя. Мне же не нужно объяснять всем и доказывать, что театр «Дах» – один из самых интересных на Украине, что «ДахаБраха» – востребованная группа, что «Гогольfest» – успешный фестиваль с посещаемостью 120 тысяч людей. Можно быть свободным и не толкаться локтями.

Украина находится между империалистической Россией и гуманистической Европой. Но в Украине нет ни российской государственности, ни европейского внимания к человеку. Пустота. Абсолютное отрицание.

Деньги важны, но это точно не самое главное в жизни. Цивилизация денег заканчивается. И экономический кризис тому подтверждение. В XIX веке прекратила свое существование цивилизация статуса. Короли и дворяне потеряли многое за счет буржуазной революции – деньги начали определять все. Тогда это был прогрессивный момент, способствующий развитию социума. Чтобы это сформировалось, должно было развиться общество потребления. Но это бессмысленно с точки зрения, как духовной, так и экологической.

Сейчас успешность человека определяется по тому, сколько он стоит. Глянец подтверждает: если у тебя есть дорогое авто, аксессуары, одежда – ты состоялся. Но человек в любом случае со временем понимает – а жизнь зачем? Зарабатывать и тратить? Сегодня зарождается новая цивилизация – альтруистическая. Новый критерий успеха – не в том, что ты способен нечто купить, а в том, что ты можешь что-либо подарить. Безвозмездно отдать. И материальные ценности здесь занимают нижний уровень, а выше – любовь, талант, внимание, собственное время. Это дает энергию, по-другому формирует пространство вокруг человека, освобождает от бесконечной игры и вранья.

Люди, в принципе, хорошие. Другое дело, что медиа транслирует им бессмысленную систему ценностей.

Культура в Украине финансируется государством по остаточному принципу. Это стратегическая ошибка. Если ты опускаешь сознание общества, оно становится неэтичным, безнравственным и непродуктивным. Двигателем общества в любом случае являются образованные люди, интеллигентные. Если государство постоянно опускает планку культурного потребления, то уровень общества опускается, оно становится неконкурентоспособным.

То, что Украина потеряла режиссера Андрея Жолдака – это неправильно, как и то, что у Юры Одинокова и Дмитрия Богомазова нет своих театров, а Виталию Малахову строят театр на Подоле бесконечно. Должность художественного руководителя является в академических театрах пожизненной. Поэтому у нас нет молодых режиссеров, свежих идей.

Фактически театр Русской Драмы – буржуазный. Он создан для определенного круга людей, и выполняет свою функцию. В этом нет ничего плохого – он должен быть. Другое дело, что он находится на государственном финансировании, а потому должен нести определенную художественную и смысловую нагрузку, то есть выполнять госзаказ. А если ставить бульварные пьесы с названиями «Сильно женатый таксист», то это бродвей, то есть – бизнес, коммерческий театр, а не академический.

Идея украинского Лувра или Эрмитажа в Мыстецьком Арсенале абсурдна. Музеи такого уровня – это не здания, а содержание. Коллекцию, сравнимую по значимости с фондом Эрмитажа или Третьяковки нельзя собрать, даже если забрать шедевры коллекций у всех музеев страны. Да и классический музейный формат себя уже исчерпал.

Я не смотрю телевизор и не пользуюсь интернетом. Новости слушаю по радио в машине, почту мне сортирует помощница, блог не веду, соцсети меня не интересуют. Иногда, сидя за границей в отеле, могу открыть скайп, пообщаться с друзьями. Потом злюсь на себя, что впустую потратил время – лучше поспал бы лишний час перед напряженным днем.

Текст: Марина Арсенова, для журнала Dопинг, рубрика: Гуру.
Фото из архива В. Троицкого

3 thoughts on “Один в поле воин

  1. tinatin999

    Полстатьи — в цитаты)

    Таким людям всегда хочется желать только успехов и поменьше разочарований в людях.
    Такие, как он, не проигрывают. Доказательство тому — Гогольфест, который таки будет :)

Comments are closed.