Портрет туриста

Doping_01(3)_0048
У бизнесмена Александра Меламуда есть карта. Она расположена на полу в одной из частей принадлежащего бизнесмену и его партнерам столичного ТРЦ Dream Town. Это рельефная карта мира размером тринадцать на пятнадцать метров со стилизованными океанами, материками и уменьшенными копиями туристических чудес света. На территории Австралии можно отыскать аутентичный томагавк, на Африканском континенте найдется россыпь сувенирных камней, город Лас-Вегас прикрыт колодой игральных карт. Эти сувениры Александр Меламуд привозит из путешествий, убедительно демонстрируя свою насыщенную туристическую биографию.

В Европе нельзя путешествовать. Бесконечные музеи и экскурсии, по которым тебя водят за руку… Где авантюризм? По-настоящему интересно только в Южной Америке, Южной и Центральной Африке, Австралии и Океании, Новой Зеландии, частично – в Азии. Цивилизация в таких местах развита, но плотность населения низкая, и природа сохранена.

Мои родители никогда не были за границей. Я и сам не планировал. Жители Советского Союза могли выехать только в открытые зоны социалистических стран. Поездки были дорогим удовольствием – билет на Сахалин стоил зарплату. Я хотел романтики, поехал тогда работать на БАМ. Сейчас путешествия доступны всем.

Я выбираю маршрут, большую часть пути лечу самолетом, потом беру в аренду лодку. Это раз в пятнадцать дороже, чем путешествовать по суше, но мне так интереснее. Идешь-идешь, море-море, океан-океан. Очень это люблю.

Я редко путешествую один. Обычно беру с собой жену, она – профессиональный шкипер – выучилась этой профессии в одном из израильских центров. С женой я люблю стоять на вахте. В спокойную погоду, когда не нужно серьезно трудиться, ничего от вахтенного не требуется. Это как готовить пищу – обычное занятие женщин. Я решаю глобальные проблемы – сижу, думаю. А она рулит.

Я обогнул на лодке мыс Горн. Он считается самой штормовой точкой на планете. Раньше моряки отмечали проход мыса Горн тем, что вставляли себе сережку в мочку правого уха. Я не решился носить сережку, заказал памятное кольцо. На его ободке изображена карта мира, где мыс Горн отмечен небольшим бриллиантом. На него указывает стрелка компаса, выгравированного на поверхности верхней площадки кольца. По кругу надпись: Cabo de Hornos – мыс Горн. Такое же кольцо есть у моего друга Жени Маргулиса, музыканта «Машины времени». Этот маршрут мы преодолевали вместе.

Я был в джунглях Южной Америки. Вошел на лодке в устье Амазонки и несколько недель поднимался до порта в Манаусе. В месте, где в Амазонку впадает Риу-Негру, реки из-за разного химического состава несколько километров текут параллельно друг с другом, не смешиваясь. Невероятное зрелище. А потом молодая желтая река, грязная от ила, поглощает прозрачную старую реку, уже вымывшую свой ил.

На Амазонке я ловил кайманов голыми руками. Кайман перед тем, как атаковать, долго выжидает жертву. Он лежит на боку, скрюченный. Если напасть на него со стороны живота, ему нужно будет развернуться перед тем, как дать отпор. Это дает охотнику преимущество – пару мгновений.

Однажды мы с проводником шли в джунглях. Он показал на лиану, разрубил ее своим мачете, из лианы вытекла белая жидкость. Проводник достал стаканчик, подставил под струю, предложил мне. Сладко, вкусно. Через сто метров он опять остановился, разрубил, на мой взгляд, такую же лиану, потекла вроде бы такая же жидкость, но проводник сказал: «Курара», – яд.

Когда я работал на БАМе, мы постоянно носили москитные сетки, чтобы защититься от обилия комаров. Даже кашу ели в три приема. Сначала ложкой отодвигаешь комаров, которые уже успели на нее сесть, обратным движением зачерпываешь кашу, третьим подносишь ко рту, одновременно отодвигая москитную сетку. Поэтому, как для как человека, побывавшего в Сибири, – на Амазонке комаров нет.

На Таити я мечтал побывать с детства, когда прочел об этих островах книжку «Слева по борту рай» (приключенческая повесть датского писателя Арне Фальк-Рённе, – авт.). Очень уютное место. На островах не водятся опасные рептилии или звери, жители Таити никогда не воевали, у нет проблем с едой, жильем. Крыша над головой может быть и соломенной, стены не обязательны, собрав с деревьев фрукты и наловив рыбы, хозяйка приготовит прекрасный обед. Поэтому люди на Таити очень добрые. Женщины ходят с цветком за ухом, а сами острова пахнут жженым кокосом. Потрясающий запах.

На Кубе по-особенному пьется ром. Национальные спиртные напитки, на самом деле, хороши только в той стране, в которой они произведены. В Северной Америке приятно пить виски, в России – водку. Потому что еда другая, климат другой. Привозишь потом домой бутылку традиционного рома или какой-нибудь настойки – и не идет. Вкус не тот, атмосферы нет.

Водопад Виктория меня зомбирует. Есть там любимое местечко. Я сажусь на пригорок над водопадом, где летают стрекозы, и блаженствую. Меня вдохновляет история открытия водопада. Доктор Ливингстон прошел к нему с севера на юг, преодолевая малярию, сражаясь с зулусами и другими африканскими племенами. Когда он, наконец, увидел эту красоту, то решил назвать водопад именем своей королевы. У меня бы на его месте не возникло идеи назвать водопад именами наших вождей.

Через два года я хочу совершить кругосветное путешествие. Я уже запланировал маршрут. Стартовать стоит в марте в районе Канарских островов, чтобы за три недели дойти до Карибского бассейна. Там летом начинаются ураганы, хочется их миновать. Месяц курсировать по Карибскому бассейну, пройти Панамский канал, после которого начнется штиль. У Галапагосских островов появится легкий попутный ветерок до Полинезии. Начиная от архипелага Туамоту и почти до Новой Зеландии огромное количество островов с потрясающей тропической растительностью и свободными нравами. Затем Австралия, которую необходимо обогнуть через Север вокруг Барьерного Рифа и отдохнув в Дарвине (северные территории которого показаны в фильме про крокодила Данди) уже можно безостановочно через Индийский океан идти на Южную Африку. После мыса Доброй Надежды подхватят ровные южно-атлантические ветра. И так мимо острова святой Елены вплоть до островов Зеленого мыса. А оттуда до Канар рукой подать. Круг замкнулся.