Где бомжи?

Это риторический вопрос актера Алексея Горбунова, лозунгом прозвучавший во время интервью, – глянцевый мир сытых героев его подчеркнуто не интересует. Алексей Горбунов любит играть людей со сложной судьбой, талантливых, но опустившихся на дно общества. Своей лучшей ролью называет Румына – героинового наркомана, лекаря и сумасшедшего с татуировками, хайером и божьим светом в глазах – в картине «Я» режиссера Игоря Волошина, хотя наиболее известной работой в фильмографии Горбунова считается присяжный №9 в ленте Никиты Михалкова «12», за что актер получил премию «Золотой орел». Другая любимая роль («роль-подарок», как выразился Алексей) была сыграна им в мюзикле «Стиляги» Валерия Тодоровского: Горбунов здесь – пьяница-саксофонист, в биографии которого – вся суть эпохи. Нервный, раздражительный, честный, прямой, бескомпромиссный, – Алексей Горбунов при всем разбросе эпитетов – очень цельный человек, такой, каким представляется тот самый эпический «настоящий мужчина». Осенью актеру исполнится пятьдесят лет. Опыт работы радио- и телеведущим на киевских каналах, переезд в Москву и игра в антрепризных постановках Олега Меньшикова, около сотни ролей в кино во времена диких 90-х и дойных (а оттого – не менее сложных для души) 2000-х, а в качестве хобби – своя музыкальная группа «Грусть пилота» – таков полувековой итог жизни Алексея Гобунова, одного из действительно известных украинских актеров.

Я не люблю сытых и лощеных. По себе знаю – когда человек начинает зарабатывать деньги, он меняется – к сожалению. Единицам удается устоять и сохранить человеческие ценности – честность, порядочность, совесть, – как бы громко это ни звучало.

Никто не хочет  делать некоммерческие проекты, и это  ужасно. Все думают только про деньги. Я понимаю, что мы все так живем, и я, что уж греха таить, тоже такой. У меня дети, младший брат, – а работаю я один. Время такое, что все без работы остались. Я понимаю, как это – сидеть без работы. Но глобально тоже нужно рассуждать – что мы оставим следующему поколению? Сериалы и глянец?

Народ скоро звездам шоу-бизнеса начнет бить морду. Я представляю, как талантливые люди в провинции, глядя на весь этот шлак и мусор, который показывают по телевизору, себя неуютно чувствуют. В телевизоре нет людей, которым хочется верить. Вот, в чем беда. У нас одни развлечения и шоу.

Я в детстве  с ребятами лет до двенадцати играл в войну. Вот эта строчка Высоцкого – «Не досталось им даже по пули, ребятишкам хотелось под танки», – про нас. Нам, ребятишкам, действительно хотелось под танки. И фашисты представлялись нам живыми людьми. После хороших фильмов – вроде «Они сражались за родину» – хотелось идти воевать с ними за родину.

Да, в советское  время полстраны в тюрьме сидело. Я ненавидел коммуняк и с папой  до хрипоты спорил. Я фарцевал с 13-ти лет, мечтал о загранице и готов был продать родину за джинсы. Но сегодня я сравниваю себя с молодежью нынешней, со своими детьми, я понимаю, что их никто не учит: «Сынок, подумай, у тебя душа есть». Не учат тому, что мужчина должен быть сильным – не потому, что у него бабки есть. И тому, что дружба – это важно, и если твоего друга бьют, то ты должен подписаться за него – и получать вместе с другом. Тогда этому учило не государство, а двор – само устройство общества было таким: герои существовали, не было культа денег и пропасти между богатыми и бедными людьми.

Настоящие мужчины – они сухопарые.

И они молчат.

У меня профессия  такая – все время ля-ля-ля и ля-ля-ля… Я вынужден постоянно  говорить. И, как правило, одно и то же. Уже, блядь, самому тошно.

Интересно играть человека на войне. Он находится в экстремальной ситуации – между жизнью и смертью, а не в офисе с сытой харей за компьютером сидит, а секретарша ему кофе носит. Я бы больше играл алкоголиков и наркоманов, бомжей бы с удовольствием играл. Я много таких людей знаю в жизни – они мне понятнее, они настоящие – ярче других. А где на экране бомжи? Где они? А у них судьбы разные бывают. Может, человек разведчиком в ГРУ работал, а мы думаем – бомжара. А может, и сейчас работает.

В детстве мы очень уважали людей, которые в тюрьме сидели. Потому что там по понятиям живут. Сказал – я в понедельник отдам, – и ты в понедельник должен принести. Там никто договоров не подписывает, юристов нет – и люди за слова отвечают. Мужчина должен отвечать за слова.

Я не люблю большие  роли. Мне комфортнее быстро сняться и уехать по своим делам. Сейчас часто отказываюсь сниматься – предлагают много говна, как правило, сериалы. И ведь сумасшедшие деньги дают. Если хороший сериал и недлинный – не более 20 серий, – соглашусь. А тягомотина эта – зачем? Все деньги после такой работы все на восстановление психики и нервов уйдут, которых уже и так децл остался.

К алкоголю я хорошо отношусь. В моей жизни, как и у многих творческих людей, с алкоголем отношения – как с братом. Я про алкоголь все знаю, все пережил. И горячку белую, и запои по два месяца, и неадекватное состояние, и потерю работы и отношений с очень многими людьми. Ничего хорошего в таком пьянстве нет. А пить в радость – другое дело. Я очень завидую людям, которые – вот как грузины, – умеют пить в радость. Они сидят за столом, пьют литрами, но вино у них настоящее, природа, тосты… Совсем по-другому ощущается.

У каждого свой путь. Я не могу ничего посоветовать молодежи. Почитайте об этом в книге  «Шантарам», по которой Джонни Депп снял кино как продюсер, и играет в нем главную роль. Это реальная история писателя Грегори Дэвида Робертса о том, как он 10 лет жил в Индии, в трущобах, о том, что с ним случилось. Почему в Индии нищие люди улыбаются, открытые, позитивные, хотя в месяц доллар получают? Вот и подумайте.

Мои любимые  писатели – Чарльз Буковски, Фредерик Селин, Эдуард Лимонов. Лимонова люблю за искренность, честность, энергию. Прочел его роман «Это я, Эдичка» в самиздате в 82-м году. Меня он разорвал, как и всех советских людей, из-за откровенной сексуальности сцен, и мата – тогда никто так откровенно не писал. Спустя тридцать лет я перечитывал эту книгу – а она о такой тоске по любви!

Сейчас Сергея Жадана читаю – поразил, стал открытием. Будет в этом номере журнала? Прекрасно. Нижайший поклон ему и уважуха!

В Украине есть хорошие режиссеры, актеры. Они не известны и никому не нужны здесь, но в Москве востребованы. Украинский режиссер Володя Янощук там недавно снял фильм «Трава под снегом» – 4-серийная мелодрама, левая абсолютно. Но толковый режиссер даже на левом сценарии умудряется сделать хорошую историю, и актеры выглядят достойно.

Москва –  это великий город. Не будь Москвы, я не знаю, что с моей жизнью было бы. Москва всегда аккумулировала талантливых  людей – у нас здесь будут думать – нужен ты или не нужен, а Москва сразу схватит, если человек талантливый. Я прожил там 12 лет, а теперь так: приехал, снялся, уехал куда-нибудь. Я не знаю, где чаще живу, – в Москве или в Киеве. В дороге я.

Сейчас жду  начала съемок у Андрея Кавуна в фильме о Холмсе. Кавун – мой товарищ, я снимался у него в «Курсантах», он дал мне без проб одну из любимых моих ролей – капитана Лиховола.

Меня режет  пополам то, что того Киева, в котором  я родился, больше нет. Об этом обязательно  нужно говорить. Здесь застроили уже все, что только можно, вырубили парки. Настоящий Киев остался только в районе Золотых Ворот, на Подоле и на Русановке.

Я нервный человек, мне часто об этом говорят. Я отвечаю – да, кто-то должен нервничать. Я  в последнее время в кино и в театре вижу слишком спокойных людей. Творческий человек должен нервничать – я же про людей играю. От искусства любого вида мы хотим сопереживания, слез. Поэтому мой инструмент – сердце, а уже потом голос и внешность. Я считаю, что актер или музыкант без эмоций – это мертвец.

Текст: Марина Арсенова, журнал Dопинг №5. Фото: 2

3 thoughts on “Где бомжи?

  1. Володя

    я когда читал текст, то в голове звучал его голос — вот она сила харизмы.
    не понимаю я ностальгии о том, что раньше все было лучше, и все были лучше. точнее понимаю, но не принимаю.
    получил удовольствие от прочтения

  2. arsenovaarsenova Post author

    Спасибо. ) Он мне тоже очень понравился в разговоре. Я думаю, ностальгия у него возрастная. Все-таки 50 лет мужику. Это такое поколение сложное, они почти все спились после распада совка.

Comments are closed.