Всё о Феличитайске. Часть 4

Как-то раз в Феличитайске задумались о строительстве метрополитена. Чтобы понять, понравится ли жителям подземка, всем желающим организовали поездки в столицу нашей родины, где медуза метро пустила свои щупальца почти во все районы города.

Большинству феличитайцев метрополитен не понравился. «От шума в поезде уши закладывает», – сказали аудиалы. «В окне видно только серый тоннель и кафельную плитку станций», – сказали визуалы. «Вы заметили, что перила едут быстрее эскалатора?», – возмутились кинестетики. «Наконец, это просто нелогично», – добавили дискреты.

В Феличитайске решено было сосредоточиться на развитии братства трамваев, а также организовать городской прокат самокатов, роликовых коньков, велосипедов и лонгбордов – летом, а в зимнее время – санок, сноубордов и лыж.

Надо ли говорить, что человек, добравшийся на работу на сноуборде, счастливее того, кто вынырнул из тесного чрева метрополитена?

«То-то же», – сказала администрация Феличитайска, довольная своей работой в области обеспечения регулирования становления общественного городского транспортного прилагательного и существительного.

***
Программа ежегодного медицинского обследования жителей Феличитайска была разработана Симоном Пёклым – врачом, усачом и Козерогом, – который заложил в её основу систему зодиакального круга. В январе и феврале полное обследование проходили Водолеи, в феврале и марте – Рыбы, в марте и апреле – Овны, и так далее.

Программа позволяла избежать столпотворений в поликлиниках города и настолько пришлась всем по душе, что администрация Феличитайска наградила Симона Пёклого почётным знаком отличия «За дерзкий ум и пышные усы», а благодарные жители заказали в его честь войлочный ковёр для Музея русского акционизма и народных промыслов.

Но по прошествии лет система дала сбой. В начале декабря в поликлиниках Феличитайска образовались нешуточные очереди. Горожане, не привыкшие к подобным явлениям, поначалу восприняли это, как развлечение. В очередях все встречали знакомых, общались, заказывали пиццу и шампанское. Однако распитие очередью в регистратуру поликлиники №21 ящика ламбруско привело к трудностям в работе врачей, да и сами феличитайцы к середине декабря устали от ожидания. Народное возмущение обратилось на Симона Пёклого, который в это время спокойно почивал на лаврах. Тот записал видеообращение: его уже порядком поседевшие усы дрожали от волнения, когда Симон приносил свои извинения за неудачный опыт. Горожане растрогались и решили, что они потерпят.

– Ничего такого уж трудного в ожидании нет, – уверяли друг друга посетители поликлиник.

А во второй половине декабря всё опять пошло по-старому – очереди прекратились. Феличитайцы успокоились и беззаботно встретили Новый год. В течение следующих месяцев программа Симона Пёклого работала по-прежнему ладно.

Но вот наступил декабрь, и история повторилась. Вновь в поликлиниках возникли толпы людей, опять поднялся ропот. Опечаленный, разочарованный в себе Пёклый чуть было не застрелился.

Выяснить причину сбоя взялась Дева Ева Левченко. Она заслужила себе славу сыщика, когда достала из-под земли мужа Ангелины Дульчепятовой, который, как известно, умер сразу после свадьбы. Ей прочили успех – и Ева быстро расследовала дело.

Под Новый год она собрала горожан у злосчастной поликлиники №21 и представила виновного – им оказался Тофикус Горынычев.

О, как виртуозно он всё отрицал! Однако Ева пустила в ход угрозы:
– Тофикус! Если не признаешься, окажешься на месте господина Дульчепятова!

Горынычев даже не сообразил: это место под землей или под крылом у Ангелины. Но сразу во всём сознался.

Вздохнув, он рассказал, как много лет назад, завидуя славе Симона Пёклого, придумал свой хитроумный план. Следуя плану, он в начале каждой весны посылать одиноким девушкам букеты, подарки и стихи, подписываясь «Друг детства», «Преданный коллега» и даже «Любящий незнакомец». В первой половине марта он устраивал танцевальные вечера, собирал молодежь в походы, разыгрывал среди влюблённых парочек билеты в кино на последний ряд. Он даже выл кошачьим ором под окнами ничего не подозревающих горожан. Тофикус создавал в городе романтическую атмосферу, чтобы всё больше и больше людей рождались в определённый срок.

– Ах ты подлец! – Закричал присутствующий среди собравшихся у поликлиники Симон Пёклый. – Теперь эти дети выросли и создали треклятые очереди!

В толпе зашумели. Никто не понимал, зачем надо было повышать рождаемость именно в начале декабря. Но тут кто-то из горожан вспомнил, что сам Тофикус тоже родился в первый день зимы.

– И что? – удивились все.
– А то! – сказала Ева. – Тофикус отвергает свою сущность Стрельца и мнит себя Змееносцем.

Ева победно посмотрела на Горынычева. Тот вынужден был согласиться. Да, он подстраивал рождение Змееносцев ради пропаганды непризнанного знака и внедрения его в зодиакальный круг.

В толпе опять зашумели. Феличитайцы были возмущены действиями Тофикуса, но в то же время поразились организационным талантам этого человека.

Был назначен суд, на котором схватка возмущения и восхищения решилась в пользу последнего.

Тофикуса Горынычева поблагодарили и назначили Главой Обсерватории Феличитайска.

Первым же своим указом он разомкнул зодиакальный круг, чтобы внести в него ещё один знак и тут же сомкнуть обратно.

Для медицинского обследования Змееносцев был определён отдельный период. Так что программа Симона Пёклого вновь стала работать, как часы.

А чтобы компенсировать Пёклому два нервных потрясения, Горынычев торжественно подарил ему санаторно-курортную карту звёздного неба.

***

Давно ещё это было: в Феличитайске возникла мода на эмиграцию. Все 23-летние уехали за границу, поработали там два года официантами и вернулись.

Сменилось поколение, и мода на эмиграцию появилась опять. Все 25-летние уехали за границу, поработали там два года мойщиками посуды и вернулись.

Через несколько лет эмиграция снова стала популярным явлением. Все 27-летние уехали за границу, поработали там два года уборщиками мусора и вернулись.

Думая об этом, глава комитета по социальной политике города напевал в душе: «Умрешь – начнешь опять сначала, и повторится все, как встарь…». Хорошенько вытершись махровым полотенцем, он надел свой любимый смокинг, пришёл на работу и предложил коллегам популяризировать идею эмиграции, в первую очередь, среди 29-летних.

Расчёт оказался верным. Кому захочется делать то, на чём настаивает городской комитет по социальной политике? В итоге 29-летние остались дома, а за границей в том году был большой дефицит бебиситтеров.

***

Василиса Петровна Коргорушева, в девичестве Коловершева, принимала посетителей в чердачном помещении бывшей швейной фабрики, переоборудованной под общежитие.

Она раскладывала карты на старом закроечном столе, и, стряхивая на пол пепел с чёрной папиросы в мундштуке, говорила басом: «Ох и отутюжила тебя жизнь!». Испуганная девица (другие к Коргорушевой не ходили), для которой предназначалась эта фраза, послушно принималась рыдать. Василиса Петровна выбрасывала дымящий окурок через левое плечо в форточку и бодро обещала пришить «жилет» к «подкладке».

Исполнить желание посетительницы у Василиса Петровны получилось всего один раз. На приём явилась покрытая с ног до головы татуировками Мэри Луза Хекова, пожелавшая, чтобы её муж как можно быстрее скончался. Узнав, что татуировки Мэри Лузы закрывают многочисленные синяки от побоев супруга, Василиса Петровна взяла двойную иглу 75/11 и на ладони Мэри Лузы процарапала две бороздки по линии Марса. Затем зажгла стеариновую свечу, трижды прочла молитву за упокой, раскрыла рот и вылила горячий воск себе на язык.

Тут же господин Хеков скончался от сердечного приступа на глазах у всех членов общества анонимных алкоголиков – в это время все они как раз составляли списки людей, которым причинили зло, и преисполнялись желанием загладить свою вину.

***

Давным-давно, а именно, в ночь на 1 января 2000 года, администрация Феличитайска проспорила горожанам одно желание. Предмет спора заключался в том, наступит ли вместе с новым тысячелетием конец света, из чего ясно, кто на что ставил.

На Главной площади начались дебаты.

Музыковед Штра Усов предложил запретить автомобили. Историк Наполеон Кизяков сказал, что лучше отменить правила поведения в общественных местах. Администрация недоуменно пожала плечами.

Затем Лоренс Оливье выдвинул идею каждый день отмечать Новый год. А майор Нерей Дергоусов, мучимый болями в кишечнике, воскликнул, что надо изъять из общественного доступа Книгу о невкусной и нездоровой пище, по которой готовит дома его жена. Администрация сочувственно, но протяжно зевнула.

Тогда Мэри Джейн Родригез придумала, что надо легализовать публичные дома и лёгкие наркотики. Все присутствующие возбуждённо переглянулись. Администрация радостно согласилась.

Январь-май 2017

Предыдущие части:
http://odosuge.com/teksty/vsyo-o-felichitajske-chast-1
http://odosuge.com/teksty/vsyo-o-felichitajske-chast-2
http://odosuge.com/teksty/vsyo-o-felichitajske-chast-3