Нам всем по пути

— От нас скрывают, — сказал немолодой мужчина с длинными волосами, — что Александрийский столп в XIX веке был подземной электростанцией.

Вокруг головы у него была повязана замусоленная тесемка, которая слегка перекосилась, но мужчина этого не замечал. Он расположился на заднем сидении серебристой «Ауди» и обращался к пассажиру в переднем кресле по имени Юра и к владельцу автомобиля Илье. Оба были моложе него. Илья сидел, уткнувшись в свой смартфон, а Юра с интересом обернулся назад.

— Специалистам давно известно, что Санкт-Петербург стоит на месте обширного нефтехранилища, которое ближе всего подходит к поверхности земли именно в районе Дворцовой площади. Александровский столп поначалу использовали в качестве «затычки». Если бы столп отодвинули, из земли забил бы фонтан нефти.

Илья оторвал взгляд от смартфона.

— Валерий, вы серьезно? — Спросил он.

— Я узнал об этом из научных источников, — ответил Валерий и продолжил с интонациями ведущего вечернего ток-шоу. — Под Дворцовую площадь был прорыт подземный ход, и нефть частично выкачали. В образовавшейся полости соорудили электростанцию, которая освещала в XIX веке весь Санкт-Петербург.

— Ни фига себе! — поразился Юра. — А я не знал.

Машина стояла у метро «Аннино» — одного из последних узелков на южной ленте московского метрополитена. В субботу утром город был почти безлюден. Мягкое летнее солнце освещало прямоугольные громадины домов, в которых просыпался человеческий муравейник, понемногу выпуская наружу самых неугомонных своих представителей, и они вереницей ползли к входу в метро.

Закончив рассказывать, Валерий откинулся на сидении и закрыл глаза. Юра зевнул во весь рот и уставился в окно. На асфальте после ночной грозы подсыхала лужа. Юра поерзал в кресле:

— Может, поедем уже?

— Не дождавшись человека? — удивился Илья.

— А не надо опаздывать! — огрызнулся Юра.

— Она уже выехала. Прислала мне сообщение.

— Что пишет?

— Пишет, что скоро будет.

Юра цокнул языком.

— Это анекдот такой есть, — сказал он и заранее хохотнул. — «Надувная женщина вовремя пришла на свидание»! Понял? Прикол в том, что на самом деле женщина не может прийти вовремя! Даже надувная!

Илья снисходительно улыбнулся.

— Ладно, не вопрос, — Юра посмотрел на часы. — Сейчас 12:15. Джентльменское время!

Вскоре из лабиринта метро выпорхнула девушка с миниатюрной сумкой под мышкой и пакетом на веревочках в руке. Цокая каблуками, она прошла мимо полупустой маршрутки «Москва-Тула» и остановилась в нерешительности. Илья, опустив стекло, помахал ей рукой.

— Вика, мы здесь!

Вика подошла, заглянула в салон и поздоровалась. Илья предложил ей занять место на заднем сидении, рядом с Валерием.

— Детское кресло я предусмотрительно убрал! — улыбнулся Илья.

Девушка села, закинув ногу на ногу, насколько это позволяло пространство автомобиля.  «Какой-то странный», — подумала она про Валерия и поставила между собой и ним свой пакет с вещами.

— Что ж так долго-то, Вика? — спросил пассажир впереди нее. — Мы уж думали без тебя ехать.

— Ой, извиняюсь. Я не знала, что у вас так строго.

— Ла-а-адно. Шучу! Меня Юра зовут. А ты что, в первый раз?

— Ну да, — ответила Вика.

— А я уже в четвертый. Удобно! Маршрутчики вообще обнаглели — 450 рублей до Тулы дерут! А так я за 200-300 доезжаю.

— Илья, а сколько с нас будет? — поинтересовалась Вика.

— Бесплатно, — радушно объявил Илья.

Он повернул ключ, и машина легко тронулась с места.

— Я дико увлечен сервисами, объединяющими людей, — начал свою речь Илья. — Мне нравится сам подход, заключающийся в экономии человеческих усилий и природных ресурсов. В развитых странах человек обязан брать с собой попутчиков, если он живет, к примеру, в маленьком поселке и каждый день оттуда ездит на работу в соседний город. Кажется, у них даже штрафы есть за нарушение этого правила. Замечательно, что и у нас развиваются подобные инициативы.

Рассказывая, Илья слушал себя как будто немного со стороны и вдохновлялся.

— Сегодняшнюю поездку в Тулу я запланировал заранее, — продолжил он. — Прекрасно, что благодаря этому инновационному сервису я могу создать объявление и найти попутчиков. В большом городе трудно организоваться в оффлайне, и в этом смысле интернет открывает действительно уникальные перспективы! Ведь и вы, в свою очередь, можете прочесть на сайте правдивые отзывы обо мне, как о водителе. Узнать, комфортно ли вам будет в моей машине, хороший ли я собеседник. В общем, суть в том, что мне нетрудно вас подбросить, раз нам и так по пути. И не нужно денег.

— Спасибо, — обрадовалась Вика.

Юра, доставший было из своей дорожной сумки кошелек, спрятал его обратно. Валерий дремал и не шелохнулся.

Тем временем Варшавское шоссе сменилось Симферопольским. За МКАДом жилая Москва резко оборвалась, и вдоль трассы протянулись серые кирпичики складов, автомастерских и непродовольственных магазинов.

Вика достала из сумочки расческу и помаду. Накрасив губы перламутровым блеском, она принялась расчесывать свои черные волосы.

— Илья, сколько мы примерно будем ехать? — спросила Вика.

— Около двух часов, если нас не задержат пробки, — был ответ.

— Нормально, — решил Юра. — Маршрутка обычно идет два с половиной часа. Иногда меньше. А электричка — три с половиной. Ну его нафиг такое удовольствие!

— Я недавно побывал в Японии, — с энтузиазмом отозвался Илья. — Ездил из Токио в Осаку в суперскоростном поезде «Синкансэн». Вот это технологии! За два с половиной часа мы проехали полтысячи километров! От Москвы до Тулы, как известно, всего двести — а электричка идет не в пример дольше. Суперскоростной транспорт, кстати, есть не только в Японии, но и в Китае, Франции, Германии. Но в Японии он, конечно, самый лучший.

— Я тоже была в Германии, — вставила Вика.

— Понравилось? — спросил Илья.

— Не очень, — поджала она губы. — То есть, страна понравилась. Разные достопримечательности, Берлинская стена, зоопарк. Но люди ужасные! Жадные очень и трусливые. Все у них по правилам. Скукота! А выпендриваются, как будто они лучше всех!

— Как америкосы, — отметил Юра.

— Вика, а почему они вам такими показались? — осторожно спросил Илья.

— Был опыт общения, — многозначительно сказала Вика.

— Хахаль, что ли? — догадался Юра.

— Экспат, — объяснила Вика, накручивая прядь волос на палец. — Влюбился в меня. Он несколько лет прожил в Москве, работал инженером в Газпроме.

— Из Газпрома и жадный? Они там бабло гребут лопатой! — возмутился Юра. — Нет, эксперт — это я! Потому что четко усвоил: деньгами с женщиной не поделишься — хрен размножишься!

— Это потому, что вы русский, — заметила Вика. — А там совсем другой менталитет. Короче, когда мы познакомились, он как раз собирался поехать в Германию в отпуск. Пригласил меня. Ну, я согласилась. Я же не знала, что он все каникулы будет на велосипеде кататься! И меня уговаривал, но я сказала, что боюсь упасть.

— Вы напрасно беспокоились, — вмешался Илья и приготовился рассказать о велосипедной инфраструктуре в Германии, но Вика его перебила:

— На самом деле я не боялась. Просто я к такому не привыкла. Что я, школьница — на велосипеде кататься? Странное удовольствие!

— Надо было ему другие удовольствия предложить, — подмигнул Юра.

— Я и предложила! Уговорила его поехать в Берлин. Уже в предпоследний день. Там мы пошли в ресторан. Я думала, что это не просто так. Всю неделю я терпела и делала вид, что меня в его менталитете все устраивает. А как до дела дошло — он оказался слабаком!

— Что, не смог? — удивился Юра.

— Угу, — пасмурно кивнула Вика.

— За целую неделю не смог! — попытался понять Юра. — Ну дебил! Что ж он таблетки не попробовал? Я-то не нуждаюсь… Но, кому надо, говорят, помогают! Раз такая ситуация, надо было решать вопрос!

— Юра, вы о чем? В этом плане было все в порядке,— уточнила Вика.

— А что тогда он не смог?

— Предложение сделать!

— А, предложение! А я подумал, что…

— Ой, я поняла уже, что вы подумали, — закатила глаза Вика. — Ученые говорят, мужики об этом каждые семь секунд думают.

— А о чем нам еще думать? — развел руками Юра. — Не о конце света же! У нас в ОВД начальник — с виду нормальный, а как напьется, заводит: Юра, говорит, ты боишься смерти? Меня от этих вопросов мандраж берет. Если б он начальником не был, я б ему уже за такое в торец хорошенько двинул.

— Он чем-то болен? — задал вопрос Илья.

— Хрен его знает. На голову — точно больной, иначе б такой пурги не нес, — ответил Юра, почесал живот и обернулся к Вике. — А чем закончилось с иностранцем-то?

— Мы расстались, — драматично произнесла Вика. — Я не могу ждать до пенсии! Я решила найти кого-нибудь получше…

— Нашла? — спросил Юра, обернувшись к девушке, насколько позволял ремень безопасности.

— Ну-у-у, — кокетливо протянула Вику. — Есть претенденты.

Юра оглядел Вику, одобрительно хмыкнул и развернулся в кресле.

Пейзаж за окном зазеленел подмосковным лесом. Разговор на время утих.

Илья вел машину и думал о том, что поездка выходит совсем не такая интересная, как ему бы хотелось. Илья вез попутчиков лишь во второй раз. До этого ему попались милейшая женщина лет тридцати с дочкой школьного возраста и студент, всю дорогу не проронивший ни слова. Илья тогда только вернулся из поездки в Прагу, и рассказывал своим пассажирам о том, как хорошо живут люди в Европе, к чему и нам стоит стремиться. Женщина почтительно слушала. Она давно нигде не бывала — растит дочь без мужа, не хватает средств, сил, нервов. Илья сочувствовал и отвлекал ее от мыслей о житейских заботах: он шутил, пересказывал забавные рекламные ролики, получившие Каннских львов, советовал ей посмотреть «Бёрдмэна» и сводить ребенка в Московский планетарий, где оптико-волоконный проектор последнего поколения показывает мириады мерцающих звезд в безграничном космосе.

Та бенефисная поездка не шла ни в какое сравнение с этой, во всех отношениях унылой.

Илья включил музыку. Попробовал подумать о чем-то другом.

Он вспомнил, как в прошлый раз ехал в Тулу зимой. Тогда вдоль обочины лежал грязный снег, деревья были голыми и черными, на них равнодушно смотрело серое небо. Летом у русской природы был совсем другой вид: живописный и умиротворяющий. Если бы Марик, пятилетний сын Ильи, взялся нарисовать этот пейзаж, ему понадобилось бы много зеленой краски для леса и голубой — для неба. На фоне зеленого леса он провел бы по-детски широкие коричневые линии стволов. Илья подсказал бы сыну оставить на голубом небе пару незакрашенных пятен и потом усилил бы их белой краской.

Илья думал о Марике и своей жене Марианне. Они сейчас отдыхают в Черногории, а Илья пока не может к ним поехать, потому что на работе у него затянулся рекламный проект для крупного клиента. Он до того соскучился по семье, что решил навестить родителей жены в Туле.

— Смотрите, река Рожайка! — засмеялась Вика, показывая пальцем на указатель.

Валерий, дремавший на заднем сидении, проснулся и стал растерянно озираться. Юра вспомнил анекдот. Он уже открыл рот, чтобы его рассказать, но понял, что забыл концовку. Машина Ильи проехала небольшой мост, но саму реку попутчики не смогли разглядеть в густом царстве кустов и деревьев.

Валерий окончательно смахнул с себя сон. Он протер пальцами глаза, расстегнул пуговицы на своей засаленной джинсовой куртке. Глядя на Вику, Валерий провозгласил:

— Я готов открыть вам тайну счастливой семьи!

Вика обернулась к нему. Небрежный внешний вид Валерия не внушал ей доверия. В то же время у нее возникла надежда услышать стоящий совет.

— Очень интересно, — сказала она.

— Она заключается в трех научных заповедях, — начал рассказывать Валерий. — Во-первых, доказано, что жениться нужно на женщине с той же группой крови, что у мужчины. Это крайне важно для телесной гармонии в семье.

— Правда? — поразилась Вика. — А что делать, если у меня третья? Это очень редкая группа, и у меня маленький выбор.

— А у меня вторая, — улыбнулся Юра. — Положительная.

— У меня тоже третья, — продолжил Валерий, — но не в этом дело…

— Илья, а у вас какая? — не унималась Вика.

— И у меня третья, — ответил Илья, которого этот разговор начал утомлять. — Но это же глупость. Вы подумайте: человечество в его разумной форме существует, по наиболее вероятной из теорий, около двухсот тысяч лет. А группы крови открыли сравнительно недавно — в начале ХХ века. В течение тысяч лет люди выбирали себе пару по любви или, в более неприятном случае, по расчету, и никто ничего не знал о группах крови. Нас бы не было уже, если бы эта совместимость по группам крови на что-либо влияла.

— В том-то и дело! Наши предки выбирали себе пару не просто так! — возразил Илье Валерий. — Раньше, в древнем государстве все было разумно устроено. Мужчины соревновались между собою, чтобы женщина могла выбрать из них того, который ей подходит. А теперь все древние законы нарушены, традиции попраны. У женщин нет никакого понимания.

— В смысле «мужчины соревновались»? — спросила Вика. — Устраивали рыцарские турниры?

— Это тоже, — подтвердил Валерий. — Но турниры — не наша традиция. Я говорил о Руси. Наши предки водили хороводы. Образовывались энергетические поля, по которым можно было понять, какой мужчина подходит женщине, будет ли он ее удовлетворять чувственным образом. А теперь женщины не знают, как оценивать мужчину.

— Все они знают, — возразил Юра. — Они по баблу оценивают.

— Вот! — Валерий поднял палец с грязным ногтем вверх. — Поэтому я и говорю про древние традиции. — Наши предки поступали гораздо лучше. Они были умнее нас.

— Наши предки жили в глубочайших заблуждениях, — ворчал раздраженный Илья. — А ваша теория поиска пары при помощи хоровода не выдержит даже самой простейшей критики. В городах хороводы не водят уже сотни лет, в селах этот обычай тоже отмирает. Соответственно, никакие энергетические круги не образовываются. Валерий, вы хотите сказать, что за эти годы в России не сложилось ни одной удачной пары?

— Не я, а ученые говорят.

— Это мракобесие чистой воды! — Возмутился Илья — Настоящие ученые не могут этого утверждать. Это лженаука!

Все умолкли.

Илья был зол на своих попутчиков за их выбор тем для бесед, но еще больше его раздражала собственная горячность.

«Следовало не вмешивается в эти дурацкие разговоры, — ругал себя Илья. — Надо быть выше! Люди в большинстве своем таковы, что же с ними сделаешь. Страна непуганых идиотов!». И так далее.

Валерий обладал флегматичным характером. Не обращая внимания на резкий тон Ильи, он решил продолжить свою мысль.

— А третье, — сказал Валерий, — это то, что все яйцеклетки женщины оплодотворяются ее первым мужчиной, и затем ее дети от других мужчин, рождаются похожими только на него одного.

— Чего только не изобретут! — удивился Юра.

— Это научная доктрина, — придал вескость своим словам Валерий. — Я прочитал о ней в брошюре «Целомудрие и телегония».

Вика молчала и что-то подсчитывала, загибая на руке пальцы.

— Это не может быть наукой! — Не выдержал Илья. — Я вас уверяю, если у белой женщины во втором браке с белым мужчиной родится ребенок, он будет таким же, как его родители! Даже если первым мужчиной у этой женщины был лиловый негр!

— Лиловый? — не понял Юра.

— Это я так, образно. Черный, конечно, — объяснил Илья.

— Эту теорию разрабатывал еще Дарвин, — сказал Валерий. — Он скрещивал зебр с лошадьми. У него не вышло. Но спустя годы у кобыл стали рождаться полосатые жеребята. От породистых жеребцов! Эти данные были засекречены, поэтому телегония на долгие годы была предана забвению.

— Я уверен, что факт рождения полосатых жеребцов можно объяснить при помощи достоверных научных данных, а не каких-то сомнительных теорий! — Горячо продолжил Илья. — Возможно, это проявление некого атавизма. Если бы это действительно было признано феноменом, то интерес к нему не был бы утрачен! Не Дарвин, так другие ученые доказали бы такую закономерность! А этого не случилось. Элементарные законы генетики, известные каждому, опровергают даже возможность существования этой вашей телегонии!

Илья не хотел спорить, но выходило у него как-то само собой.

Валерий наконец замолчал. Он не был сколько-нибудь уязвлен словами Ильи, но вместе с остальными не мог понять, почему он так реагирует.

«Нервный какой-то, — думала Вика об Илье. — Сначала сам что-то рассказывал. Не все же его слушать. А по поводу групп крови надо будет узнать…».

Рассказывать в итоге стал Юра. Он вспомнил концовку анекдота, потом рассказал другой, третий. Вика заливисто смеялась. Валерий безмятежно смотрел в окно.

Илья делал вид, что занят дорогой. На трассе был ремонт, поэтому она волнисто сужалась и расширялась, снова сужалась и расширялась.

Впереди показалась голубая и спокойная Ока. Автомобиль Ильи пересек реку и въехал в Тульскую область.

В разговоре выяснилось, что Юра и Вика выросли в одном районе Тулы. Юра почесывал свой обтянутый синей футболкой живот и вспоминал юность:

— Никогда не забуду, как мы на хате у Толяна бухали! Затарились тогда в магазине целым ящиком водяры. Пить начали с утра уже — у Толяна денрик был, двадцать лет, круглая дата! К вечеру мы конкретно нажрались — и пошли на овощебазу пиздить черножопых! Спьяну смелые: напали вчетвером на целую тусу, всем наваляли! Сами тоже получили, не без этого. С утра просыпаюсь: я с бодуна, в хате все спят, надеваю штаны —   а на них ремня нет! Кто-то из этих уродов забрал себе трофейчик.

Вика внимала, а Илья молчал. «Натуральный гопник! Дикарь! — Думал он о Юре. — И такая в этой стране полиция!».

Валерий медитировал, стараясь изгнать из своей головы какие-либо мысли. Не изгонялась только одна: Валерий настойчиво хотел в туалет.

— Илья, остановите мне по надобности, — попросил он.

— Да, сейчас поищу заправку, — ответил Илья.

Илья остановил машину на выезде из первой попавшейся дешевой заправки. Валерий кузнечиком выскочил из машины и устремился в здание магазина. Юра и Вика вышли, чтобы покурить. Илья рассматривал их через стекло автомобиля, как ученый рассматривает микроорганизмы через линзу микроскопа. Юра достал пачку сигарет из кармана своей спортивной куртки, Вика переминалась с ноги на ногу в неудобных туфлях. Юра курил и сплевывал слюну на асфальт, Вика томно стряхивала пепел со своей тонкой сигареты, выпрямляя руку в сторону леса.

«Поехать бы сейчас без них», — подумал Илья. Столкновение с грубой человеческой натурой выбило его из колеи. Илья привык к тому, что в семье его любили, на работе ценили, восхищались его идеями. «Они даже не понимают, почему я их везу, если не для денег», — огорчался Илья.

Он дотронулся до ключа зажигания, подержал его, потер пальцами…

— Что ж это я, — сказал вслух Илья и убрал руку.

Юра и Вика вернулись, наполнив салон назойливым шлейфом сигаретного дыма. Илья опустил оконное стекло вниз. Юра продолжал рассказывать что-то, а Илья вышел из машины. Он направился прямиком к лесу, со всех сторон окружающего заправку. Илья прошел мимо брошенных на асфальте и раздавленных окурков — тонкого и толстого, — перешагнул бордюр и быстро зашагал по тропинке. Вика и Юра переглянулись в салоне, а Илья в этот момент скрылся за деревьями.

Через полчаса Илья все еще шел — тропинка уверенно вела его через лес. Поначалу он думал о своих попутчиках в оставленной машине. Раздражение отодвинуло за кулисы его мозга вопрос о сохранности автомобиля, и на сцене сознания выступала группа The Doors с песней про людей. «People are strange when you’re a stranger / Faces look ugly when you’re alone», — напевал Илья. Дальше он не помнил, но это было неважно. Илья глубоко дышал, наслаждаясь свежим запахом леса. Потом он запел что-то еще и пел долго, радуясь неожиданному уединению.

Он подобрал лежащую на тропинке сломанную ветку с еще свежими листьями и широко размахивал ею перед собой. Постепенно он забыл обо всем сиюминутном и думал только о лесе. Восхищался им: толстыми стволами деревьев, бороздами коры на них, узорной паутиной на ветках. Шелестели листья в кронах деревьев и пели птицы, каждая на свой лад. Илья увидел гриб, влажной коричневой шапкой выглядывающий из подлеска, вынул его из земли и покрутил в руках. «Наверное, съедобный», — предположил Илья. Он шел дальше.

Лес поредел и показалось поле. С грибом в одной руке и веткой в другой Илья вышел на него по тропинке, обрамленной с двух сторон высокой травой. Он услышал стрекот кузнечика, и ему захотелось бежать вприпрыжку, быть беззаботным, простым, как в детстве. Илья добежал до середины поля и, довольный, упал на траву, раскинув руки. Полежав так, Илья поднялся и легко зашагал назад.

Илья полагал, что машины на заправке уже давно нет. Его мало беспокоило то, как добраться до города: Илья похлопал по карману брюк и убедился, что кошелек с ним. Свой престижный автомобиль Илья не любил — купил его из желания казаться более успешным человеком. Поэтому, хоть ему и стоило волноваться по поводу машины, Илья был внутренне спокоен и готов к худшему. Он сохранил в себе ощущение безмятежной радости, возникшее по время прогулки, и нес его обратно в цивилизацию.

С блаженной улыбкой на лице и грибом в руке (ветку он выбросил) Илья вышел из леса. На выезде из заправки стоял автомобиль «Ауди», в котором сидели все трое его попутчиков. «Как зайчики сидят», — умилился Илья. Увидев его, Юра сказал об этом Вике, и они сквозь открытые окна стали его звать, хотя Илья и так целенаправленно шел к ним.

— Что же вы нас бросили? — крикнула Вика.

— Ну ты чо, мужик, ушел-то? — одновременно с ней возмутился Юра.

— Мне было плохо, — почти не соврал Илья.

— Живот? — уточнила Вика.

— Ага, — поддакнул Илья. — Простите. Мне было нужно.

— И телефон оставил! А мы звоним — он тут. Волновались! — Причитала Вика. — Юра хотел уже МЧС вызывать!

— Спасибо, — сказал Илья, садясь в кресло водителя. Он обвел глазами своих пассажиров. — Вы такие милые и заботливые!

— Подлизываетесь! Сам оставил нас на полтора часа, а теперь подлизываетесь! — говорила Вика. — Ой, какой гриб большой! Съедобный? Значит, он там грибы собирал, а мы тут ждем!

Илья уже гнал машину по трассе. У него по-прежнему было прекрасное настроение. Ругать Илью скоро все перестали. Юра во время его отсутствия был всецело занят Викой, и даже рад возможности провести с ней больше времени. Вика долго злиться не умела, а Валерий в принципе никуда не спешил. Он вскоре завел очередной разговор:

— Мировое правительство скрывает от нас тот факт, что русские ученые изобрели лекарство от всех болезней! Они открыли фермент, который воздействует на поврежденные клетки и не дает им размножаться дальше. Таким образом, болезнь не развивается, и ее очаг постепенно угасает.

— Еще бы им не скрывать, — отозвался Юра. — Так русские еще сильнее станут, если эти ферменты всем начнут раздавать!

— А от старости это лекарство лечит? — поинтересовалась Вика. — Вот мне все говорят, что я на свои двадцать шесть совсем не выгляжу. Хотелось бы и дальше оставаться молодой и красивой!

Илья, не теряя благодушия, участвовал в общей беседе. Он шутил:

— Нет, предыдущее «лекарство от всех болезней» русские изобрели с подвохом! Весь мир знает слово vodka, но лечиться ей умеют только наши!

— Что русскому хорошо, то немцу — смерть! — поддержал Юра с хохотом.

— Смотрите! — вдруг крикнул Илья.

— Что? Что? — все замотали головами.

— Косуля! — показывал Илья в сторону, притормаживая автомобиль. — Вон она, из леса вышла! У обочины, смотрите!

— Вижу! — первым сказал Валерий.

— Ой, косуля! — обрадовалась Вика. — Какая хорошая!

— А я сначала подумал, что собака! — признался Юра.

— Всё, ускакала в лес, — сказал Илья.

Он нажал на газ. До поворота на Тулу оставалось совсем немного пути.

Июнь-август 2015