Портрет туриста

Doping_01(3)_0048
У бизнесмена Александра Меламуда есть карта. Она расположена на полу в одной из частей принадлежащего бизнесмену и его партнерам столичного ТРЦ Dream Town. Это рельефная карта мира размером тринадцать на пятнадцать метров со стилизованными океанами, материками и уменьшенными копиями туристических чудес света. На территории Австралии можно отыскать аутентичный томагавк, на Африканском континенте найдется россыпь сувенирных камней, город Лас-Вегас прикрыт колодой игральных карт. Эти сувениры Александр Меламуд привозит из путешествий, убедительно демонстрируя свою насыщенную туристическую биографию.

В Европе нельзя путешествовать. Бесконечные музеи и экскурсии, по которым тебя водят за руку… Где авантюризм? По-настоящему интересно только в Южной Америке, Южной и Центральной Африке, Австралии и Океании, Новой Зеландии, частично – в Азии. Цивилизация в таких местах развита, но плотность населения низкая, и природа сохранена.

Мои родители никогда не были за границей. Я и сам не планировал. Жители Советского Союза могли выехать только в открытые зоны социалистических стран. Поездки были дорогим удовольствием – билет на Сахалин стоил зарплату. Я хотел романтики, поехал тогда работать на БАМ. Сейчас путешествия доступны всем.

Я выбираю маршрут, большую часть пути лечу самолетом, потом беру в аренду лодку. Это раз в пятнадцать дороже, чем путешествовать по суше, но мне так интереснее. Идешь-идешь, море-море, океан-океан. Очень это люблю.

Я редко путешествую один. Обычно беру с собой жену, она – профессиональный шкипер – выучилась этой профессии в одном из израильских центров. С женой я люблю стоять на вахте. В спокойную погоду, когда не нужно серьезно трудиться, ничего от вахтенного не требуется. Это как готовить пищу – обычное занятие женщин. Я решаю глобальные проблемы – сижу, думаю. А она рулит.

Я обогнул на лодке мыс Горн. Он считается самой штормовой точкой на планете. Раньше моряки отмечали проход мыса Горн тем, что вставляли себе сережку в мочку правого уха. Я не решился носить сережку, заказал памятное кольцо. На его ободке изображена карта мира, где мыс Горн отмечен небольшим бриллиантом. На него указывает стрелка компаса, выгравированного на поверхности верхней площадки кольца. По кругу надпись: Cabo de Hornos – мыс Горн. Такое же кольцо есть у моего друга Жени Маргулиса, музыканта «Машины времени». Этот маршрут мы преодолевали вместе.

Я был в джунглях Южной Америки. Вошел на лодке в устье Амазонки и несколько недель поднимался до порта в Манаусе. В месте, где в Амазонку впадает Риу-Негру, реки из-за разного химического состава несколько километров текут параллельно друг с другом, не смешиваясь. Невероятное зрелище. А потом молодая желтая река, грязная от ила, поглощает прозрачную старую реку, уже вымывшую свой ил.

На Амазонке я ловил кайманов голыми руками. Кайман перед тем, как атаковать, долго выжидает жертву. Он лежит на боку, скрюченный. Если напасть на него со стороны живота, ему нужно будет развернуться перед тем, как дать отпор. Это дает охотнику преимущество – пару мгновений.

Однажды мы с проводником шли в джунглях. Он показал на лиану, разрубил ее своим мачете, из лианы вытекла белая жидкость. Проводник достал стаканчик, подставил под струю, предложил мне. Сладко, вкусно. Через сто метров он опять остановился, разрубил, на мой взгляд, такую же лиану, потекла вроде бы такая же жидкость, но проводник сказал: «Курара», – яд.

Когда я работал на БАМе, мы постоянно носили москитные сетки, чтобы защититься от обилия комаров. Даже кашу ели в три приема. Сначала ложкой отодвигаешь комаров, которые уже успели на нее сесть, обратным движением зачерпываешь кашу, третьим подносишь ко рту, одновременно отодвигая москитную сетку. Поэтому, как для как человека, побывавшего в Сибири, – на Амазонке комаров нет.

На Таити я мечтал побывать с детства, когда прочел об этих островах книжку «Слева по борту рай» (приключенческая повесть датского писателя Арне Фальк-Рённе, – авт.). Очень уютное место. На островах не водятся опасные рептилии или звери, жители Таити никогда не воевали, у нет проблем с едой, жильем. Крыша над головой может быть и соломенной, стены не обязательны, собрав с деревьев фрукты и наловив рыбы, хозяйка приготовит прекрасный обед. Поэтому люди на Таити очень добрые. Женщины ходят с цветком за ухом, а сами острова пахнут жженым кокосом. Потрясающий запах.

На Кубе по-особенному пьется ром. Национальные спиртные напитки, на самом деле, хороши только в той стране, в которой они произведены. В Северной Америке приятно пить виски, в России – водку. Потому что еда другая, климат другой. Привозишь потом домой бутылку традиционного рома или какой-нибудь настойки – и не идет. Вкус не тот, атмосферы нет.

Водопад Виктория меня зомбирует. Есть там любимое местечко. Я сажусь на пригорок над водопадом, где летают стрекозы, и блаженствую. Меня вдохновляет история открытия водопада. Доктор Ливингстон прошел к нему с севера на юг, преодолевая малярию, сражаясь с зулусами и другими африканскими племенами. Когда он, наконец, увидел эту красоту, то решил назвать водопад именем своей королевы. У меня бы на его месте не возникло идеи назвать водопад именами наших вождей.

Через два года я хочу совершить кругосветное путешествие. Я уже запланировал маршрут. Стартовать стоит в марте в районе Канарских островов, чтобы за три недели дойти до Карибского бассейна. Там летом начинаются ураганы, хочется их миновать. Месяц курсировать по Карибскому бассейну, пройти Панамский канал, после которого начнется штиль. У Галапагосских островов появится легкий попутный ветерок до Полинезии. Начиная от архипелага Туамоту и почти до Новой Зеландии огромное количество островов с потрясающей тропической растительностью и свободными нравами. Затем Австралия, которую необходимо обогнуть через Север вокруг Барьерного Рифа и отдохнув в Дарвине (северные территории которого показаны в фильме про крокодила Данди) уже можно безостановочно через Индийский океан идти на Южную Африку. После мыса Доброй Надежды подхватят ровные южно-атлантические ветра. И так мимо острова святой Елены вплоть до островов Зеленого мыса. А оттуда до Канар рукой подать. Круг замкнулся.

Різдво у місті костьолів та кав’ярень

l06-thumb(1)

Різдво у місті костьолів та кав’ярень У Львові народження Ісуса Христа відзначають як найважливіше свято року.

Святкувати Різдво у Львові — це вже традиція. Щоб поставити свічку в одному зі славетних львівських костьолів, подивитися вертеп та попити духмяної кави, потрібно лише купити два квитки на потяг — 6 січня увечері — до Львова та 7-го — звідти. Один день у місті Лева запам’ятається на весь рік прогулянками брукованими вуличками, народними гуляннями та атмосферою найважливішого свята року.

Киянам незнайомі масові народні гуляння та веселощі на Різдво. Віруючі ідуть до церкви, накривають святкову вечерю вдома. Тому Різдво Христове значно поступається найулюбленішому святу киян — Новому року. А ось у Львові Різдво відзначають щоразу як востаннє. Міські вулиці перетворюються на велику театралізовану сцену з барвистими декораціями, де виступають народні ансамблі з вертепами, обрядами та карнавалами.

Щоб потрапити на найкраще у країні свято Різдва Христового, квитки на поїзд треба купити заздалегідь. До Львова 6 січня вирушають кілька потягів (коштує купейний квиток 70-100 гривень). Прибути у місто Лева ліпше 7 січня пізнім ранком. Бо рано вранці тут вулички майже безлюдні, а на більшості магазинів та кав’ярень висять таблички “7 січня не працюємо”. Поснідати до 12 години можна хіба що у фаст-фудах (один із найвідоміших “Титанік” — на вулиці Театральній, сніданок тут коштує приблизно 30 гривень). На запитання: “Де всі поділися?” відповідь дають церкви — кожна заповнена віруючими мешканцями Львова (а у Львові майже усі — ревні християни). Щоб 7 січня кожен львів’янин мав змогу відстояти службу, міська влада дозволяє не виходити на роботу навіть працівникам сервісних галузей.

Вертепова площа

Відвідини церков ліпше розпочинати із cобору Святого Юра. Це головний греко-католицький храм у Львові, який колись був резиденцією митрополитів цієї гілки християнства. Перший камінь Святоюрського собору закладено ще в XIII сторіччі, але основну будівлю виконано у стилі бароко в XVIII сторіччі. Собор Святого Юра розташований не в центрі міста — дістатися туди можна від вокзалу на трамваї № 6 (вийти на другій зупинці біля костелу Святої Ліжебетти і піти вулицею Шептицьких, яка виходить прямо до собору), або на таксі (10-15 гривень).

Прогулявшися від собору Святого Юри вулицею Городоцького та намилувавшися дивовижною архітектурою, яка поєднує готику, бароко, ренесансні та романські стилі, потрапляємо у саме серце Львова — на алею від Львівського оперного театру до пам’ятника Адаму Міцкевичу. Саме тут відбуваються наймасштабніші народні гуляння. Площа і прилеглі до неї вулиці заповнюють діти і дорослі, вбрані у традиційні костюми героїв різдвяного вертепу. Тут же продають сувеніри — обереги, національний одяг, прикраси та львівські пейзажі (ціна варіює від 1 до 100 гривень).

Кава зі Швейком

Але навіть якщо перевдягнутись у самого чорта чи відспівати всі різдвяні колядки разом із рядженими, то перейнятися львівським різдвяним настроєм можна лише у притаманних тільки місту Лева затишних кав’ярнях. Їх, мабуть, стільки ж, скільки свічок на головній різдвяній ялинці (вона стоїть тут-таки, навпроти пам’ятника Адаму Міцкевичу). На площі біля Оперного театру є “Віденська кав’ярня”, де біля входу смакує за столом кавою бронзовий солдат Швейк із роману Ярослава Гашека. Тут можна поснідати сирниками та запашними штруделями. Ціни помірні — сніданок обійдеться у 15-20 гривень.

Поруч із “Віденською кав’ярнею” катедральний собор Успіння Пречистої Матері Божої. Це головний львівський храм Римсько-католицької церкви. Він увібрав стилі різних епох — готики, ренесансу та бароко, а закладений був ще королем Казимиром Великим у XIV сторіччі.

Від Катедральної площі через площу Ринок можна легко дістатися до храму Успіння Пресвятої Богородиці. Цю перлину української сакральної архітектури епохи ренесансу побудувало Успенське братство на межі XV-XVI сторіч і освятив ще київський митрополит Петро Могила.

Панорама за 400 сходинок

Площа Ринок — найдавніша частина міста Лева. Тут колись був магістрат і зосереджувалося культурно-економічне життя міста. На цій площі є Ратуша, яку зведено ще у XIV сторіччі з дерева. Її не раз руйнували, а до наших днів дожила побудована у середині XVIII цегляна Ратуша у стилі віденського класицизму. На 65-метрову споруду можна піднятися, подолавши чотири поверхи ліфтом та до 400 сходинок угору пішки (квиток — приблизно 3 гривні). Винагорода за ці старання — найширша панорама Львова з червоними покрівлями, блискучими банями соборів та брукованими вуличками (фотографія на пам’ять на оглядовому майданчику — священний обов’язок кожного туриста).

Біля площі Ринок в одній із арок Руської вулиці причаїлася кав’ярня “Синя пляшка”, у якій можна пообідати (це обійдеться теж недорого — приблизно 30 гривень). Знайти її непросто. Єдиним орієнтиром для пошуку є дерев’яна синя пляшечка, що висить над однією з арок Руської вулиці. Знайшовши потрібну арку, треба не побоятися пройти завулками дворового лабіринту, орієнтуючись на запах кави. Він приведе до кав’ярні в австрійському стилі зі смачними дерунами, налисниками, шніцелями та найдухмянішою у Львові кавою.

Вечір Різдва найкраще проводити на площі біля Оперного театру. Там зберуться львів’яни з дітьми та туристи з різних куточків України. Ввечері відбувається різдвяний концерт, де грають народні ансамблі, співає хор, а лідер гурту “Плач Єремії” виконує авторські пісні та колядки. Щоправда, важливо не заслухатися і згадати, що на вокзалі чекає поїзд.

Марина АРСЬОНОВА. «Українська столиця» / «Хрещатик», 03.01.2008

Две «Бабушки» в одном городе

98876

В Киеве одновременно открылись два ресторана с похожими названиями «Sorry, бабушка» и «Sorry, бабцю».

В центре Киева, в стенах бывшего молодежного клуба Soundplanet, начал работу новый ресторан-клуб «Sorry, бабушка». Уже само название намекает на то, что новое заведение рассчитано на людей среднего возраста и со средним достатком. Клуб будет работать с девяти вечера до самого утра. Здесь будут устраивать дискотеки в стиле 1980-х и 1990-х годов, концерты украинских поп-исполнителей, вечеринки от радио NRJ и радио «Люкс Fm».

Soundplanet закрылся еще весной, а пару месяцев назад три этажа клуба взялась перекраивать на свой лад звукозаписывающая компания Ukrainian records, вдруг заинтересовавшаяся ресторанным бизнесом. В ремонт заведения размером в 1200 квадратных метров было вложено около миллиона долларов. Правда, планировка залов осталась прежней: просторные залы с барной стойкой на каждом этаже, по периметру — диваны.

Новые владельцы перекрасили стены в темный цвет и развесили на них фотографии женщин бальзаковского возраста в качестве символов заведения. Нижний этаж клуба отдан под караоке, а два верхних — под дискотеки и вечеринки.

Заработают на массах

«Конечно, кризис повлияет на доходы. Я уже вижу, что корпоративных вечеринок будет не так много — компании урезали бюджеты», — признался «ДЕЛУ» управляющий заведением Евгений Фомин. Он рассчитывает, что в неделю в клуб будет приходить более 10 тысяч человек на радиовечеринки и еженедельные концерты, которые будут собирать по 500-1000 человек.

«Когда выступал Поплавский (ректор Киевского национального университета культуры и искусств. — «ДЕЛО») на его концерт пришло около 800 студентов», — говорит ресторатор. Правда, студенты на концерте ректора Поплавского — это не показатель. Показателем будет количество гостей, которые придут на ближайшие концерты Виктора Павлика или групп «Тартак» и «Друга рiка». Входной билет в клуб стоит 50-70 гривен. Цены в меню также рассчитаны на средний класс. Закуски — 25-48 гривен, основные блюда — около 50 гривен. Меню состоит из блюд европейской кухни, но готовят здесь и украинские борщ и деруны.

Ребрендинг под залог квартиры

Управляющий «Sorry, бабушка» очень удивился, когда узнал, что в Киеве открывается ресторан с аналогичным названием — «Sorry, бабцю». Правда, конфликтовать с владельцами нового заведения он не собирается. «Мы — большой клуб, а там маленькое кафе», — говорит он.

Совладелица небольшого ресторана «Sorry, бабцю» Елена Тимченко утверждает, что название пришло ей в голову два месяца назад, а об открытии клуба «Sorry, бабушка» она узнала всего лишь за день до презентации своего ресторана, когда уже был готов и интерьер, и вывеска.

Тимченко занимается кафе для людей с небольшим достатком еще с 1990-х годов. Сначала открыла кафе «Арка» около метро «Дорогожичи» на месте бывшей рюмочной. Затем появились «Альф» и «Под интегралом» у метро «Лукьяновская». «Но за 10 лет работы название «Под интегралом» себя изжило, и мы решили сделать ребрендинг, — объясняет она. — Мы зарабатывали в основном на банкетах, но теперь хотим, чтобы к нам стала ходить более богатая публика на обеды». Ребренгинг обошелся ей в 80 тысяч долларов. «Для этого я несколько месяцев назад заложила свою квартиру в Киеве», — рассказала Елена Тимченко. Теперь заведение носит статус не кафе-бара, а ресторана. Здесь сделали капитальный ремонт. Кирпичные стены украсили стилизованной под старину кухонной утварью, а столы накрыты льняными скатертями. В Киеве заведений с такими интерьерами немало. «Sorry, бабцю» отличается тем, что здесь есть свой дворик. Кормят в ресторане украинскими блюдами. Впрочем, без «Цезаря» и «Греческого салата» тоже не обошлось. Закуски стоят около 30 гривен, основное блюдо — 50.

Хозяйка кафе говорит, что кризиса, конечно же, боится. «До сих пор не могу снять деньги со счета и заплатить рабочим. Уже сейчас много потеряла на кредитах. Но мы в бизнесе уже более 10 лет, так что надеемся выкрутиться. Немного подняли цены — но это из-за инфляции», — говорит Елена Тимченко.

Марина Арсёнова, газета «Дело», 7 ноября 2008

«В церковь пойдем, если разрешат». Репортаж с митинга на Майдане перед Пасхой

На главной площади страны продолжается митинг в поддержку президента Украины Виктора Януковича. Из восточных регионов страны в Киев приехало более 1,5 тысячи людей. СМИ пишут о том, что за проведенный день на митинге организаторы платят деньги — 130 гривен в день.

Между тем, сегодня — Страстная пятница, завтра — Великая суббота, послезавтра — Светлое Воскресенье. В главный праздник православных христиан полагается побывать на торжественном богослужении, освятить куличи, яйца и другую еду, которую наутро выставляют на праздничном столе. Куда пойдут святить куличи митингующие на Майдане, накроют ли они праздничный стол сами, или об этом позаботятся организаторы митингов, корреспондент газеты «ДЕЛО» Марина Арсёнова расспросила самих митингующих. И выяснила, что молодежь собирается перед Пасхой в баньку, а на Пасху — в ночной клуб. Пенсионеры сходят утром в церковь, если их отпустят.

Сначала в баню — грехи смыть

Парни в кожаных куртках и бабушки в засаленных пуховиках, митингующие на Майдане, контрастно смотрятся рядом с чистенькими манекенами в витринах бутиков «Манго» и «Хьюго Босс». Многие из них приезжают в столицу всего на день. Но есть в палатках на Майдане и те, кто останутся в Киеве на пасхальные праздники.

«Киевские каникулы» приезжие проводят по-разному. Компанию ребят и девушек из Чигирина «ДЕЛО» застало за обедом. Пока девушки раскладывают на плитах бордюра на Майдане колбасу и хлеб, парни с удовольствием рассказывают о себе. «Мы приехали на месяц — конкретно так. Нас тут 56 человек, скоро еще 80 «желающих увидеть столицу» подтянутся», — говорит молодой человек из этой компании, назвавшийся Богданом. — Пасху будем здесь праздновать — у нас глухомань редкостная». Из столичных достопримечательностей Богдан и его друзья видели пока что Мариинский парк и Михайловский собор. В Михайловский ребята и пойдут на Пасху. «Еще думаем в баньку сходить — грехи смыть», — рассказывает чигиринец. А в ответ на мой выразительный взгляд на 5 литровых бутылок пива, стоящих у бордюра, Богдан улыбается: «Бутылка крепкой «Белой Ночи» убивает наповал. Будем пиво на Пасху пить».

Ребята из Чигирина живут в палатках. Колышки креплений вбиты между плитами Майдана. На каждой палатке — номерок.

Модно одетый молодой парень из Николаева в палатке не живет. Он поселился у сестры. Влад в столице впервые. Размахивая флагом, рассказывает, что на Пасху сходит с сестрой в Киево-Печерскую Лавру, а вечером пойдет в ночной клуб «Ганеша». Показав проколотый язык, Влад добавляет: «Сестра еще в «Прайм» обещала сводить — сказала, что там классно».

Всем домом на Майдан

Более стоически настроенной оказалась пенсионерка Надежда Цыган. Она приезжает в Киев уже не в первый раз. Взгляды Партии регионов отстаивала еще во время «оранжевой» революции. В этот раз приехала в Киев не одна. «Мы тут всем домом — больше 10 человек, и мы пробудем здесь, пока не отменят указ президента», — говорит она. «Пасху можно справить где угодно», — уверена Надежда, но в церковь все же сходить собирается в Киево-Печерскую Лавру, которая запомнилась еще с советского времени.

Три женщины лет 45 стоят, облокотившись о забор. Они в Киеве со вторника. Приехали из Знаменки, живут в палатке. Анна взяла с собой 10-летнего сына. Данила сидит рядом с ней и играет палкой от флага. «Лучше сидеть, чем ходить», — отвечает она на вопрос, не устал ли ребенок. «Пока еще нигде не были. Целыми днями здесь стоим», — рассказывают женщины. Оставаться в столице они планируют надолго. Пасху тоже проведут на Майдане. «В церковь пойдем, если разрешат. А если нет — будем здесь стоять и на Пасху», — рассказывают они.

Выяснить, отпустят ли в церковь на Пасху людей с Майдана, «ДЕЛО» решило у организаторов акции. Родиона Кныша, пресс-атташе ПР, мы нашли в палатке за сценой. «Серьезные мероприятия утверждаются в штабе народными депутатами», — ответил он. Пока еще ему неизвестно, как будет проходить празднование Пасхи в лагере защитников коалиции. Что известно точно — Пасху будут праздновать централизованно.

Верующая коммунистка

Колоритная бабушка из Ривне монументально стоит с красным флагом компартии Украины. Потрепанную каракулевую шапку она подвязала сверху платком. Галина Степановна приехала в столицу на один день. На Пасху собирается домой. «Я верующая с детства, и считаю, что наша социалистическая жизнь благословлена высшими силами», — говорит она.

Большинство тех, с кем мы разговаривали, приехали на Майдан на один день. На вопрос «ДЕЛА». «Неужели не хватает мест в палатках?» приезжие оживляются. «А вы шо-то хочете предложить?» — с надеждой спрашивают они.

Ирина из села Пятихатки тоже приехала на день. Выйдя из поезда в 6 утра, девушка в черных чулках и пуховой куртке стоит весь день на Майдане. «ДЕЛО» застало Ирину с баклажкой пива и тремя друзьями. «Мы еще 12-го приедем», — говорит она. Но самую грустную историю рассказал Андрей из Горловки, приехавший в столицу на несколько дней. «Не нужны мне ни Пасха, ни Новый год, ни день рожденья, — говорит парень. — Меня девчонка бросила — вот я с горя и приехал».

Марина Арсёнова, «Дело», 06 Апреля 2007

Гангстер собственной персоной

В Киеве побывала группа создателей фильма «Враг государства №1» во главе Венсаном Касселем, известным французским актером, супругом кинозвезды Моники Белуччи. В украинскую столицу знаменитость приехала специально на презентацию фильма, премьера которого состоится у нас 13 ноября. Это на две недели позже, чем во Франции, но раньше, чем в США. Вторая часть этой картины выйдет в прокат с 11 декабря.

Публика, пришедшая в кинотеатр «Киев» на вечернюю премьеру фильма, около часа ждала анонсированного прибытия французского актера. Наконец, из белого лимузина вышел актер Венсан Кассель в компании режиссера фильма Жана-Франсуа Рише, сопродюсера Жана Коттина и актера Оливера Бартелеми. Венсан Кассель кратко поприветствовал со сцены украинских киноманов, поблагодарил прокатчиков фильма и отдался на растерзание поклонников — в течение следующего часа гости фотографировались и просили автограф у заезжей знаменитости. Венсан Кассель мужественно выдержал как атаку фанатов, так и вручение «сексуального» подарка от спонсоров — к актеру вышла девушка, на обнаженной груди которой были нарисованы портреты актера.

Создатели фильма о судьбе легендарного гангстера Жака Мерина, который 20 лет подряд грабил банки и виртуозно скрывался от полиции, днем ранее презентовали свое творение в Москве. Пригласить знаменитого актера в Украину получилось благодаря прокатчику JRC Film и компании Nemiroff.

Венсан Кассель и Жан-Франсуа Рише признались корреспонденту газеты «Дело», что ни разу не видели ни украинских фильмов, ни актеров. И даже не задумывались, что знаменитая девушка Джеймса Бонда Ольга Куриленко — украинка.

600full-vincent-cassel

Марина Арсёнова, газета «Дело», 30 октября 2008

Марокканских хамелеонов спрятали в носках

Marrakech-Morocco

В недельную поездку в Марокко владелец сети пиццерий «МакСмак» Юрий Ткач потратил около $3-5 тыс. Отправился туда вместе со своим другом-бизнесменом, у которого в Маракеше живут друзья-французы.

Первые несколько дней туристы жили в столице Марокко. «Маракеш — это удивительный город, в котором уживаются несколько культурных и исторических эпох, — делится своими впечатлениями Юрий Ткач. — Эта бывшая французская колония сейчас находится под патронатом Франции. И там уникальным образом переплетены древность и современность. Благодаря французам в Маракеше построены ультрамодные клубы и рестораны, а рядом с ними располагаются примитивные строения XIX века.

В старинном городе на стене дома могут быть две одинаковые неприметные двери. Но за одной из них скрывается неимоверной красоты риада. Это что-то вроде покоев в замке, с позолотой на стенах, с мебелью, инкрустированной драгоценными камнями, с пышными коврами на полу. А за другой дверью обнаруживаешь курятник. Ишаки ходят прямо по дорогам.

Удивила такая особенность архитектуры Маракеша: дома располагаются так, что четыре здания обязательно образуют внутренний дворик. Ведь солнце в Марокко всегда в зените, а так получается тень».

Хамелеоны под клешами

В центре Маракеша находится самый большой рынок страны. Здесь можно купить все: от специй и ковров до только что умерщвленных животных для магии — змей, игуан. «Я там купил двух хамелеонов. Живых, конечно, — рассказывает Юрий Ткач. — Очень хотелось привезти их в Киев. Решил рискнуть. Взял чехлы из-под очков и засунул в них по хамелеону. Хамелеоны на самом деле небольшие — у них только хвост длинный, но хамелеоны его скручивают. Когда проходил через таможню, чехлы спрятал в носки около щиколотки, а сверху прикрыл брюками-клеш. Правда, в Киеве хамелеоны прожили у меня всего месяц. Оказалось, что они очень чувствительны к перемене влажности».

Ресторатор Юрий Ткач не мог пройти мимо ресторанов. Правда, пробовать марокканскую кухню — змей, тараканов и пауков — все же отказался. Заказывал более привычные блюда — баранину и кашу кус-кус.
Растаманский фестиваль

После Маракеша Юрий Ткач с другом отправились на берег Атлантического океана в Эсуэйру. Там каждый год летом проходит фестиваль этнической музыки «Гуадуа». Со всего мира туда съезжаются хиппи, растаманы из ЮАР и Австралии. Вся эта пестрая публика живет прямо на берегу океана в палатках, курит травку и устраивает вечеринки этнической музыки. «Бывает, соберутся на ужине в кафе незнакомые люди из разных тусовок и начинают что-нибудь играть на всевозможных размеров барабанах и струнных инструментах, — рассказывает Юрий Ткач. — Импровизируют, раскачиваясь, входят в транс».

«Поляна Роз»

Еще один город, в котором побывали украинские туристы, был Агадир. Жили в гостинице «Поляна Роз». Весь отель украшен лепестками цветов, они рассыпаны на кровати, на полу и даже в туалете. «В Марокко растут миллионы роз, — вспоминает Юрий. — Рассказывали, что в древние времена, когда путники шли через Сахару и приближались к Маракешу, то уже километров за 100 слышали запах роз. Уставшие путники думали, что это галлюцинации».

Джип застрял в пустуне

В Агадире Юрий Ткач встретил соотечественников — дизайнера Александра Гапчука и журналиста Константина Стогния, который снимал программу для «Интера». Решили арендовать джип и отправиться через пустыню в рыбачью деревню. Там удивили жилища рыбаков, высеченные прямо в скалах. А на обратном пути не обошлось без приключений: джип застрял в песках. Промучались до сумерек, пытаясь его выташить, безрезультатно. Пришлось отправиться пешком за подмогой. Только ближе к ночи удалось найти трактор, который и вытащил джип.

Марина Арсёнова, газета «Дело», 02 апреля 2007

10 дней голодовки в монастыре Шаолинь

SparringCancanChuGetty

В пещеру, спрятанную в горах Сун, каждый год приходил к Дамо юноша и просил: «Учитель, научи меня своему знанию». Но Дамо год за годом отказывался взять его в ученики. «Ты не готов», — твердо и жестко отвечал он. А однажды сказал упрямцу: «Я возьму тебя в ученики только тогда, когда снег станет красным». И однажды, выйдя из пещеры, Дамо увидел красный снег. Это юноша отрубил себе руку и окропил снег своей кровью. И Дамо, увидя такую настойчивость, взял его в ученики. Юноша был самый лучший его ученик. Этот монах без руки основал монастырь в горах, недалеко от монастыря учителя. Попасть туда можно только по канатной дороге. 
Сергей Литвин, президент финансовой компании «Укранет», услышал эту легенду в Китае, куда он ездил не просто поглазеть на древние достопримечательности. Его целью было попасть в даосские монастыри. Сергей, например, уже третий раз останавливается в монастыре Шаолинь.

– Сергей, наверное, монахи Шаолиня не каждого принимают? Нужны какие-то рекомендации, чтобы остановиться в монастыре? 

– Меня пригласил мастер Сию Минтана. Он выходец из тех мест. Дело в том, что я много лет занимаюсь по системе цигун. Это такая оздоровительная система. «Циг» — это энергия, «гун» — движение. Все состоит из энергии. Это огромный пласт, о котором можно говорить долго. Я бы назвал ее системой самосовершенствования. Это и упражнения по медитации, и упражнения с дыханием и т.д. Для поездки учитель Сию Минтан собрал группу человек 20. Компания собралась очень интересная. У нас есть такой клуб по интересам — люди, которые занимаются разного рода практиками. Вот так наша компания села дружно в самолет и направилась в Пекин.

– Пекин чем удивил? 

– Одна-единственная особенность — куда ни посмотришь, везде китайцы. Потому и атмосфера китайская. Зря смеетесь. Сначала это действительно было странно. А по архитектуре Пекин — ничего особенного. Ничем не отличается, скажем, от Москвы. Европейский город с большими широкими улицами, с девятиэтажными домами, с огромными офисными центрами.

– Что же тогда китайского в атмосфере? Чем-то отличается поведение людей на улицах? 

– В аэропорту нас встретили дружелюбно, но очень сдержанно. Китайцы вообще очень сдержанны. Официальные китайцы не улыбаться. Зато вот простые жители, особенно в глубинке, когда они видят европейца, сразу начинают улыбаются. Это еще заметил, когда в первый раз был в Шаолине. Крестьяне с любопытством рассматривают тебя. Особенно если у тебя еще и светлые волосы. Могут подойти потрогать и о чем-то поговорить. Причем разговаривать с тобой будут исключительно на китайском. И когда видят, что ты не понимаешь, на лицах появляется неподдельное удивление: как это не знать китайского? Чтобы ты понял, они пытаются говорить громче, но убедившись, что ты не выражаешь никаких эмоций, разочарованно машут рукой и уходят. В Пекине такого интереса к иностранцу нет.

– Что первым посмотрели в Пекине? 

– Стандартная программа: пробежка по Большой стене. Интересно, что китайцы до сих пор так и не сложили воедино все карты, на которых отмечена Великая стена. Где эта Китайская стена начинается, где заканчивается — толком никто не знает. Сколько она протяженностью? Говорят, до 5 тыс. км. Точно известно, как ее строили. Она полностью построена из кирпича — кирпич к кирпичику. Кирпич делали на месте, из глины. Говорят, что в каждом метре Китайской стены как минимум одна жизнь. Возможно, так оно и есть. Местность действительно дикая, тяжелая. Наверняка люди там умирали как мухи. Кроме этого, нас интересовали больше даосские монастыри и, пожалуй, еще китайские рестораны.

– Удалось попробовать что-нибудь экзотическое? 

– Очень впечатлили современные рыбные рестораны. Например, в центре Пекина есть рыбный ресторан — четырехэтажное стеклянное здание. И такого огромнейшего выбора рыбы еще не встречал. Мы даже растерялись сначала. Все что хочешь: и ракушки, и кальмары, и какие-то пресноводные, и морские рыбы. Остановились на какой-то огромной рыбе, которая очень была похожа на нашего толстолобика. С такой огромной головой. Очень вкусно. Ресторан достаточно дорогой. Оно и понятно — все откуда-то привезено. Но в целом, в Китае цены очень умеренные. Отели, например, довольно дешевые.

– Где советуете останавливаться? 

– Мы жили в трехзвездочных отелях за $30 в сутки. Очень неплохое обслуживание. Остановились на трех звездах потому, что целью нашей поездки был не туризм, а посещение Шаолиня, и в группе собрались люди с разными финансовыми возможностями. Для меня трехзвездочный отель не представляет никаких проблем. Я в Гималаях вообще жил в бараках.

– А вся поездка во сколько обошлась? 

– Я был в Китае чуть больше месяца. На все потратил около $3 тыс.

Монахи в Шаолине не бойцы

– До Шаолиня из Пекина долго добирались? Вспомнила ваш рассказ про монастырь, куда можно попасть только по канатке…

– Загружаешься в автобус — нас загрузилось человек 100 в несколько автобусов, собрались со всего мира, — и через 8 часов мы на месте.

– И все сто человек остались жить в монастыре? 

– Нет, в самом монастыре негде жить. Но Шаолинь — это не только монастырь. Это территория в несколько десятков гектаров. В центре находится сам монастырь. А вокруг него — спортивные школы. Там обучают молодежь боевым искусствам. В одной из таких школ мы и жили. Это рядышком с монастырем, буквально за забором. Трехэтажное здание, похожее на общежитие, все довольно бедненько.

Сам монастырь четыре раза сжигали. Сейчас это современное здание в традиционном китайском стиле. В нем никаких обрядов не происходит. Это больше музей. К боевым искусствам монастырь Шаолинь тоже не имеет никакого отношения. Я часто вижу рекламу: «Бойцы с монастыря Шао-Линь покажут вам какую-нибудь спортивную программу». К монастырю такие бойцы никакого отношения не имеют. Настоятель монастыря всегда был членом коммунистической партии. Он всегда был подконтрольный. Я знаком с ним. К религии они отношение сейчас имеют настолько отдаленное, что монастырь превратился исключительно в туристический центр.

К боевым искусствам отношение имеют боевые школы, которые построены в округе. Там очень высокий уровень подготовки. Мы видели показательные выступления «монахов». К монахам они имеют точно такое же отношение, как я. Это просто ученики школы. Коротко постриженные все и в одежде, напоминающей монашескую, потому что это удобно. Чаще всего в такие школы отправляют детей-сирот, потому что школы финансируются правительством. Бойцов из них готовят действительно капитальных. То есть, они каждый день пробегают десяток километров. В четыре утра у них подъем и в 23 отбой, и один выходной. Я видел, например, как один такой боец с легкостью забежал по вертикальной стене, пробежал метра три, спустился и побежал дальше. Плюс владение любыми видами оружия. Та школа, в которой мы жили, оказалась одной из лучших спортивных школ боевых искусств. Правда, у нас была совсем другая цель — попрактиковать цигун и понять, как тут шаолиньцы живут без нас.

– Разобрались? 

– С каждым годом у них идет улучшение. Потому что они объявили Шаолинь зоной приоритетного туризма. В те времена, когда мы были здесь в первый раз, туристов было мало. В основном приезжали европейцы, которые дома занимались, а в школах отшлифовывали умения. Сейчас там построили классный отель, заасфальтировали дорожки, разбили сад. А до этого были трущобы. Местные жители жили в хибарах. По улице проходила канализация в виде открытого рва, горы мусора. В первый раз очень тяжелое впечатление произвела сама местность. Но там, где люди живут, не так красиво. А природа, горы, конечно, очень своеобразны. Ведь Шаолинь переводится с китайского как «молодой лес». Суньшанские горы вокруг невысокие, не сравнишь с Гималаями, густо покрыты лесом.

10 дней без еды

– Живя рядом с монастырем, вели монашеский образ жизни? 

– Распорядок дня был очень простой. В 5 утра подъем. Физзарядка до 6. Пробежка от места, где мы жили, до Шаолиня. Это где-то километра два. Возле стен монастыря делали специальные разминочные упражнения и возвращались обратно. До полудня были занятия. И с трех часов дня опять занятия в медитационном зале. Либо после полудня мы шли в горы. Каждый себе находил место и практиковал те задачи, которые он ставил перед собой. Спать ложились поздно, где-то в одиннадцать вечера.

– А чем вы там питались? 

– На самом деле, у нас была программа голодания. Месячное пребывание в Шаолине делилось на три этапа. Вхождение в голодание. Голодание. Выход из голодания. Был и небольшой «пир» пару дней. Причем десятидневное голодание по программе было сухим. Но я совсем без воды не мог — немного все же пил. Когда готовился к голоданию, ел только супы из китайских растений. А когда выходил из голодания — только фрукты.

Причем режим работы должен быть обычным. Факультативными занятиями у нас были боевые искусства. Я практиковал тайцзи цюань. Мы ходили в горы, проходили несколько километров пешком, поднимались к пещере Дамо. Пещеру Дамо знают все китайцы. Дамо — это второе имя Бодхидхармы, основателя буддизма в Китае. Раньше эта территория была просто лесом. В пятом веке в этот лес пришел человек по имени Дамо. Нашел себе пещеру и поселился там. К нему начали приходить люди, которых он учил буддизму. А внизу под этой пещерой Дамо основал монастырь Шаолинь.

Он прожил в этой пещере девять лет. Самое поразительное: медитируя, он сидел всегда лицом к стене. И за девять лет намедитировал до такой степени, что его лицо появилось на камне. Я видел этот отпечаток. Сейчас туристов не пускают в пещеру. Но если сильно попросить человека, который ее охраняет, то можно посидеть в этой пещере.

Дракон на счастье

– Сергей, а зачем надо так себя мучить? Что этот месяц в монастыре вам дал? 

– Очень много. Первый раз я был не готов к такому. Даже не физически. Например, не был готов к таким длительным медитациям — по 5 часов сидения в зале. Пять часов концентрации — для этого нужна очень большая сила воли. Концентрация — это отсутствие каких-либо мыслей. Концентрируешь внутренний взгляд на образе. Представляешь себе шар в районе живота, видишь этот шар, ощущаешь его. Но ты об этом ничего не думаешь, ты просто его видишь. Чем ярче, тем лучше. Расслабление — это некое растворение. Там думать не надо. Если ты будешь думать, ты ничего не получишь в результате.

– Получалось медитировать по пять часов? 

– Не получалось. Получалось не думать секунды три. То, о чем мы с вами говорим, называется установка внутреннего диалога. Это большое достижение, если у тебя получается не думать хотя бы пять минут. Потому что внутренний диалог — это штука, которая с рождения пришла, и вот она с нами всегда. Как только ты установил внутренний диалог, то это очень высокое достижение, первая стадия просветления.

– Когда вернулись, долго приходили в себя? 

– После таких поездок, мне надо хотя бы дня три на адаптацию. Здесь ритм жизни другой. Можно сравнить, когда ты из сауны впрыгиваешь в холодную воду.

– А остаться в монастыре года на два-три не было желания? 

– У меня есть друзья, которые на несколько лет уходили в монастырь. Потом некоторые возвращались, другие возвращались в другие места, но у меня такого четкого желания не было. Какое-то время позаниматься — да. Что и делаю.

– Что привезли на память о Шаолинь и Китае? 

– Из Китая сувениров у меня очень много. Самый большой — Бодхидхарма. У него в одной руке посох и монашеские атрибуты в виде сумки, в другой руке он держит тапок. Это все, что у него осталось, когда он ушел из мира. Фигура сделана из настоящего китайского фарфора. По китайским стоит дорого — $50. Есть дракон из Китая. У них это очень почитаемое животное. Дракон приносит удачу.

Марина Арсёнова, газета «Дело», 12 марта 2007

Грибной каприз ценой в 35 тысяч евро

shef_dio_299

35 тыс. евро за 300 г трюфелей. Это самый дорогой «кулинарный каприз», заказанный французскому повару Алану Ренье — новому шефу ресторана «Империя».

До приезда в Киев новый шеф-повар «Империи», француз Алан Ренье работал в ресторанах при отелях элитных горнолыжных курортов — в Куршавеле и Монако. О чудачествах VIP-клиентов и самых модных фишках европейской кухни расспрашивало его «ДЕЛО».

– Месье Алан, кого из знаменитостей вам довелось кормить?

– В Ницце готовил для семьи МакЛарен (владельцы McLaren International Ltd., производящие одни из самых успешных в «Формуле-1» болиды. — «ДЕЛО») и для собственника компании «Лореаль». Когда работал в Антибах, там останавливались американские звезды. Потчевал Деми Мур и Брюса Уиллиса, когда они еще были вместе. Приезжала Кейт Мосс. Останавливались и все участники Каннского фестиваля.

Устрицы с «колой»

– С какими «звездными» капризами приходилось сталкиваться?

– Когда я работал в Антибах, на кухню в гостинице пришел Жерар Депардье. Он захотел поесть вместе с поварами: сел с нами за стол и кушал то же, что и мы. Это было очень неожиданно и очень приятно. А вообще, я видел столько разных капризов… Случалось, что женщины, которые могут купить себе полмира, требовали разрезать на сантиметры телятину. Но если клиент платит тысячу евро за ночь, понятно, что ты не можешь отказать ему в его прихоти. Даже если он хочет запивать устрицы «кока-колой».

– А какое самое дорогое блюдо вам заказывали?

– На последний Новый год заказали праздничный ужин, где стоимость только продуктов обошлась в 560 евро на одного человека, и это без напитков. Однажды семья из четырех человек заказала для себя шесть килограммов икры. Но самым дорогим было блюдо за 35 тыс. евро. Гостье ресторана захотелось белых трюфелей. Но оказалось, что их в меню нет. Тогда она попросила меня привезти грибы. Дорога на Эльбу и обратно плюс сами трюфели и их приготовление — за этот каприз в итоге она заплатила более трех тысяч. Причем заказала всего лишь 300 г грибов.

Молекулярную кухню придумал испанский химик

– Какая кухня сейчас на пике моды в Европе?

– Мои клиенты могут себе позволить все, что угодно. Конечно, они любят «люкс», дороговизну. Но все чаше возвращаются к традициям европейской кухни.

Все больше ценится натуральность и простота.

– А как же модная молекулярная кухня?

– Я думаю, что молекулярную кухню разработал не повар, а испанский химик. Я не против этой моды, но уверен,что через полгода она пройдет.

Ведь в ресторан с молекулярной кухней каждую неделю не будешь ходить. Все-таки она очень специфична.

Сало французу не понять

– Какие киевские рестораны вам понравились и кто может составить конкуренцию вашему заведению?

– Из тех, где удалось побывать, впечатлили два ресторана — «Ле гранд кафе» и «Эгоист». «Эгоист» может составить конкуренцию, как и «Сюрприз» на ул. Пирогова. Это очень старый ресторан, ему уже около 10 лет.

– А как вам украинская кухня?

Мне понравились супы.

– А вареники?

– Очень тяжелые.

– Сало, наверное, тоже не ваш продукт?

– Да уж. Еще котлету по-киевски пробовал. Только четверть съел — очень жирная. Не значит, что это плохо. Просто украинская кухня мне совсем не подходит.

Морковка есть морковка

– Что вас заставило приехать в Киев? Какая сумма вознаграждения вас устроила?

– Сумму назвать не могу. Конечно, финансовая сторона сыграла роль. Но было и желание сделать хороший ресторан. Я хочу приучить украинцев к легкой средиземноморской кухне. Поэтому буду выходить к клиентам, спрашивать их пожелания и замечания. Объяснять, почему это так, а это так. Например, супы. Когда они готовятся, то взбиваются. Во взбитом супе есть воздух, потому он и легкий. И клиенту и подается только пенка, лучшее, «вершки». Для того меня и пригласили — чтобы я представил свой стиль.

– То есть теперь кухня «Империи» будет средиземноморская. А в чем ее особенности?

– Прежде всего, большое количество блюд из рыбы и морепродуктов. Много свежих овощей и фруктов, а еще оливки и оливковое масло.

– Вы придумали какие-нибудь блюда специально для украинцев?

– Нет, специально ничего не разрабатывал. Мой стиль — простота и цельность. Я максимально работаю со свежими продуктами. Чтобы мясо было мягким и нежным, даю ему отдохнуть, настояться, позволяю «раскрыться». Считаю, что если клиент захотел овощей, то он должен ощущать их вкус — если это морковка, то это морковка, а не вода и не пюре. Еще работаю с разными маслами: готовлю блюдо на одном, потом добавляется второе, а перед подачей взбрызгиваю третьим. И конечно, продукты должны быть очень высокого качества.

– Где покупаете продукты?

– В основном, готовим из украинских продуктов. Фуа-гра (гусиную печень) покупаем также у украинского производителя. Мясо — в Крыму, овощи — у поставщиков из киевских окрестностей. А вот рыбу и морепродукты завозим из Франции. Сыры — тоже из Франции. Еще привозим продукты для десертов, кондитерских изделий и специй. К сожалению, того, что нам надо, тут просто нет. Из Италии привозим масло.

– А вам есть чему поучиться у украинцев?

– Хочу научиться готовить украинские блюда. Правда, буду немножко переделывать их. Это будет уже не традиционная украинская кухня. Это будет кухня в моей интерпретации.

Текст: Марина Арсёнова, газета «Дело», 26 Января 2007

Фото: restorator.ua

Морского черта возят из Европы

MarcoIaketta170609_2

Новый шеф-повар киевского ресторана Dolce Марко Якетта в свое время кормил Владимира Путина, Сильвио Берлускони и Билла Клинтона.

– Марко, почему вы решили уехать из Москвы, где были шефом элитного ресторана «Итальянец», в Киев?

– Я думал 8 месяцев. Мне было комфортно в Москве. Кроме ресторана «Итальянец», я еще преподавал в Первой итальянской кулинарной школе и вел программу на российском канале. Но в Москве я уже не мог достичь большего. А в Киеве ресторанный сервис менее развит. Кроме того, Киев не такой меркантильный, как Москва.

– Вы зарабатывали в Москве больше, чем в Киеве?

– Одинаково.

– А у вас в семье все кулинары?

– Да. Мой папа готовил во дворце президента Италии. 14 лет назад он открыл семейный ресторан Il Vecchia cartiera. Сейчас там хозяйничает моя сестра, а мой брат там — сомелье. Через несколько лет я думаю возвратиться туда.

– В свои 28 лет вы успели поработать в лучших отелях Италии и США. Кого из знаменитостей кормили?

– В Италии готовил для премьер-министра Сильвио Берлускони, в Америке кормил актеров Тома Круза, Сильвестра Сталонне и президента Билла Клинтона. Владимир Путин как-то обедал у нас в «Итальянце».

– И что же Путин заказал?

– Ничего особенного.Обыкновенную пасту.

– А другие VIP-клиенты были более оригинальны?

– Честно говоря, не помню, кто что ел. Потому что не делю гостей на VIP-клиентов и простых смертных. Помню, что Том Круз ел лозанью с морепродуктами, суфле с шоколадом. А вообще, грамотный человек всегда доверяет шеф-повару. Такой гость даже не открывает меню. А просто просят шефа приготовить то, что тот сочтет нужным.

– Вы готовите итальянскую кухню?

– Основа моей кухни — итальянская. Но я постоянно экспериментирую. Когда в моду вошла японская кухня и суши, начал готовить блюда с использованием сырой рыбы — только на итальянский манер. Сейчас делаю салат из сырого морского черта. Семгу тоже использую сырую.

– Где же берете свежего морского черта?

– Рыбу и специфические для Украины продукты, такие как трюфеля или устрицы, мне привозят три раза в неделю самолетом из Западной Европы.

– А какие табу есть у шефа Марко Якетта?

– Никогда не готовлю из размороженных продуктов. Не зажариваю продукты до корочки. И еще не использую много приправ. Например, лучший маринад для рыбы — это черный перец, цедра лимона и оливковое масло. И мне очень не нравится, когда на тарелке бардак: рассыпано много приправ, ингредиенты перемешаны — этот стиль фьюжен. Это неаппетитно.

– Модная молекулярная кухня вам нравится?

– Я экспериментировал с ней пять лет назад. Она быстро приедается. Например, салат «Капрезе» — помидоры с моцареллой. В первый раз пить этот салат в виде коктейля интересно. Но вскоре снова хочешь ощущать языком настоящие кусочки помидор и сыра.

– То есть вы идете против моды?

– Мода на молекулярную кухню в той же Москве уже проходит. Как и на cuisine nouvelle: это когда главное — красиво украсить блюдо. Люди хотят вкусно есть, а не удивляться.

Текст: Марина Арсёнова, газета «Дело», 03 Июля 2007 

Фото: allfun.md

Рыба и антирыба

766e024036_full

«Морские гады» — так планировали назвать рыбный ресторан, открывшийся недавно на углу улицы Владимирской и Георгиевского переулка. Но эпатировать публику не решились. В итоге владельцы нового заведения Ирина и Александр Столяровы, которым принадлежат еврейский ресторан «Цимес» и кондитерская «Родзинка», остановились на нейтральном названии — «Рыбный базар». О том, чем кормят в новом ресторане и как придумывают рецепты блюд, рассказал шеф-повар заведения Александр Юницкий, работавший до этого в «Ришелье», Mojo и «Страдивари».

– В меню «Рыбного базара» только рыба и морепродукты?

– Блюда из рыбы, конечно, основные. Но для тех, кто не любит рыбу, в меню есть лист с «Антирыбой» — мясом, ветчиной.

– Как часто вам привозят рыбу?

– Каждый день. Конечно, рынок поставщиков охлажденной рыбы в Киеве еще не развит, но уже есть три компании, которые этим занимаются. Морской язык, черная треска, дорада, сибас, лосось — все это лежит в витрине со льдом в зале ресторана. Клиент может выбрать на свой вкус и мы приготовим так, как он хочет.

– На какой кухне базируются рецепты ваших блюд?

– Я делаю блюда, основываясь на традициях кухонь и Италии, и Мексики, и Испании. Получается такой нескучный микс рыбных кухонь. К традиционным рецептам добавляю что-то свое.

– Каких правил обязательно придерживаетесь?

– Рыба — это нежный продукт, который не нужно передерживать при приготовлении. Пережарив до корочки, можно испортить даже самую вкусную рыбу. Я всегда мариную рыбу недолго — обычно 2-3 минуты. Добавляю немного пряностей. Но тут нужно не переборщить, чтобы не забить вкус.

– А к какому виду рыбы какие пряности подходят?

– К итальянской камбале тюрбо подходят листья орегано — они подчеркивают ее яркий морской вкус. К сибасу подходит лимонная цедра и розмарин. Простой черноморский калкан сам по себе не имеет особенного вкуса. Но если добавить к нему немного можжевельника, свежего розмарина, оливкового масла и выдержать 2-3 минуты в маринаде, рыба изменит свой пресный вкус.

Нескучный микс

– Что добавляете своего в рецепты?

– Я часто использую в приготовлении блюд кокосовое масло. Оно идеально подходит к лососю, дораде. Причем масло сам отжимаю из массы кокоса.

– С чем лучше всего сочетается рыба?

– Я люблю сочетать с картофелем. В любом виде — отварной картофель, жареный. Подходят любые овощи. У нас в рыбной витрине выложены овощи — можно было выбрать и гарнир тоже. А также рыба хорошо сочетается с цитрусовыми.

– Какое блюдо в меню самое экстравагантное?

– Тартар из морского блюда с апельсином и листьями мяты. У этого блюда вкус очень нежный.

– Какое блюдо заказывают чаще всего?

– Карпаччо из дорады, посыпанное стружкой миндальных орехов и дополненное ореховым соусом и тонко нарезанной морковью. Морковь здесь служит только декорацией. Она нужна, чтобы подчеркнуть свежесть рыбы.

– А нестандартные пожелания были?

– Недавно у нас был банкет, и клиенты попросили приготовить огромного окуня просто на сковородке в муке. Сказали убрать кости, порезать кусочками и обжарить в муке — как дома. Я сделал. Вроде бы, были довольны.

Марина Арсёнова, газета «Дело», 2007