52 часа в эфире

Ведущая «5-го канала» Татьяна Даниленко совместно со своим коллегой Павлом Кужеевым 52 часа без перерыва на сон вела прямой эфир, приуроченный к 20-летней годовщине независимости Украины. Это было зарегистрировано мировой Книгой Рекордов Гиннесса.  Старожил телеканала, высокопрофессиональный журналист Татьяна Даниленко рассказала odosuge.com о том, как выдержала марафон, поделилась соображениями о ситуациями в современном медиа-пространстве и рассказала о своей уверенности в счастливом будущем Украины.

Таня, расскажи, зачем был нужен этот рекорд? Во имя чего ты рисковала собственным здоровьем?
Как раз я — не тот человек, которому интересно гнаться за рекордами и что-то кому-то доказывать. Марафон не был моей личной историей, его идею предложил генеральный продюсер «5 канала» Юрий Стець. Мне она показалась интересной с точки зрения рестарта канала и ко Дню Независимости. Я узнала о марафоне 2 месяца назад — одной из первых. Я сразу же захотела принять участие, и согласилась работать на любых условиях — сценаристом или редактором, — неважно. Когда пришло время выбирать ведущих, я даже не думала о своей кандидатуре. Мне казалось, выберут более опытных сотрудников канала: Ларису Губину и Святослава Цеголко, которые ведут вечерний эфир. Но Лариса отказалась, сославшись на то, что марафон очень сложен для здоровья. Получилось, что среди женщин оставалась только я, и было бы неудобно отказываться, после того, как я уже начала работать над марафоном. Я продолжила искать гостей, разрабатывать новые формы для выражения идей марафона, и особенно не думала о том, как именно я выдержу 52 часа эфира. Например, я не знала о том, что, извините, в туалет можно будет выйти только на четыре с половиной минуты и то не каждый час.

Что было самым сложным в марафоне?
Конечно, марафон был испытанием — и для здоровья и для психики. Самым страшным в нем было ощущение неизвестности: я переживала, хорошо ли буду выглядеть с профессиональной точки зрнеия, не знала, получится ли выдержать марафон физически, смогу ли я. Я взялась за огромный кусок работы и на протяжении примерно сорока часов не знала, что будет впереди. Я хотела вести марафон хорошо, но понимала также, что нужно беречь силы. Спортсмены умеют рассчитывать свои силы, они знают, как готовиться к соревнованиям и марафонам, а для телеведущего даже 10 часов эфира — много. К тому же, я обычно веду новости, а не шоу. Но мой коллега Павел Кужеев каждый день несметное количество лет ведет в студии разговорные передачи, в его лице читалась такая железобетонная уверенность, что мне это помогало. В общем, иногда мне было трудно, а в другой момент я чувствовала себя в гармонии с происходящим, как иной раз бывает, когда плаваешь в море: после мимолетного страха ощущается единение со стихией.

То есть, под конец испытания тебе было легче, чем вначале?
Как ни странно, да. Изначально я предполагала, что буду лучше себя чувствовать в первый день, во второй мне придется сложнее, на третий день я перестану узнавать людей. Но получилось, что я работала, не считая часы, когда было интересно, а усталость накатывала, если становилось скучно. В этом не было закономерности, просто раз в три-четыре часа хотелось даже не поспать (хотеть спать в эфире сложно), а побыть одной. Когда занимаешься любимым делом, время идет быстро. К примеру, если человек обожает читать и грызть семечки, и может заниматься этим часами, а ему предложат вместо часов — дни, он с радостью согласится и, скорее всего, выдержит.

Сколько лет ты работаешь на «5-м канале»?
С 2004-го — шесть лет. Но на самом деле они пролетели очень быстро. До «5-го канала» я работала 2 года на СТБ, и кажется, что это длилось гораздо дольше. «5-й канал» казался мне временным явленнием, а получилось, что я здесь уже много лет.

Почему временным?
«5-й канал» — это канал революции. Здесь интересно, когда в стране что-то происходит. А если везде затишье, в голову приходят мысли о более рейтинговых каналах, где больше вариантов для самореализации, для новых проектов. Но если начинается какая-нибудь заварушка, уже невозможно думать о том, рейтинговый канал или нет, о том, какой у тебя компьютер, какой начальник — ты просто делаешь свою работу, и это невероятно интересно. Могу сравнить это ощущение с жизнью в съемной квартире: все может быть очень весело и хорошо, но иногда мечтается о том, что в жизни будет постоянное жилье, большая и красивая квартира, которую можно будет облагородить и обустроить на свой вкус.

Что ты делаешь, чтобы тебе не надоедало работать в одном и том же месте?
Когда в новостях мертвый сезон, что-либо придумывать сложно. Я рисую картину недели, а не вкладываю в события новые смыслы. Даже если я расскажу о чем-либо таком, что не прозвучало на других каналах, все равно это не решит проблему — невозможно и неправильно делать передачу, интересную только тебе, потому что будет искажаться действительность. Но когда в Украине был самый скучный год за последнее время — 2008-й, — я как раз начала вести итоговую программу, и мне было интересно работать.

Тебе нравится быть журналистом в Украине сейчас?
С одной стороны, именно сейчас события такого уровня, которые в обычное время бывают раз в месяц, происходят каждую неделю. Но с другой стороны, в медиа-пространстве чувствуется застой, это заметно и на «5-м канале», и везде. Я недавно включила программу Киселева, и отметила, что в новом сезоне он ушел не в глубину подачи материала, а в поиски ее формы, выхолащивая смысл. Или вот: на днях смотрела новости на одном из рейтинговых каналов. После первого сюжета о Нафтогазе пошел какой-то репортаж о том, как малыши в детском саду учатся ползать. И это, когда в стране все бурлит! Похоже на трансляцию Лебединого озера в день Путча.

Ты всегда знала, что будешь журналисткой? Когда ты определилась?
Очень рано. Маленькой девочкой я хотела быть ветеринаром и художником, но мысль о журналистике пришла неизвестно откуда, когда мне было лет пять. С тех пор я просто следовала мечте.

Объясни другим телеведущим, которые прочитают это интервью, почему не нужно постоянно ходить на тусовки, насыщать свою жизнь скандалами и участвовать в желтой прессе — на своем примере.
Я не могу похвастаться тем, что я совсем уж нахожусь вне скандалов, но вообще это личный выбор каждого. Если кому-то нужно, пусть занимается тусовками и скандалами. Но я лично не смогу это делать хорошо. Для большинства моих коллег — ведущих новостей — все это неестественно и сложно. Скандалы и тусовки подходят для ведущих развлекательных шоу, их зрителю интересна такая информация, желтая — есть огромный пласт таких зрителей, и я не считаю даже, что это плохо. Такова особенность информационного пространства, я к ней отношусь спокойно.

Какой ты себя видишь через десять лет?
Я так надолго не загадываю. Мне нравится то, чем я занимаюсь, я хочу развиваться в этом направлении, сделать другой формат передачи — но это все вопрос полутора-двух лет.

Ты бы хотела быть как Савик Шустер?
Ну что значит — как Савик Шустер? Одинаковые гости, одинаковые заявления, и попытки говорить о том, что на поверхности, чтобы умолчать о важном. Когда в стране назревает какая-нибудь социально-экономическая проблема, а у Савика обсуждают столкновения националистов с ветеранами на 9 мая, которые были специально смоделированы для того, чтобы люди не задумывались о более насущных проблемах, — это не лучший выбор. А если говорить о Савике Шустере, как форме, то конечно, я бы мечтала вести большое и красивое шоу. Кто б из журналистов не мечтал? Но в нынешнем медиа-пространстве такое шоу невозможно.

Тебя это расстраивает?
Это не может не расстраивать. Но такая ситуация не может продолжаться всегда. Вспомним самые трудные времена — в 2000-2001-м казалось, что застой будет вечным, но ведь уже в 2002-м все изменилось! В современном мире эти мелкие политические уловки — замять назревающий коррупционный скандал или о чем-нибудь умолчать — уже не работают. Когда говорят, что к нам снова вернулся режим Кучмы, — это неправда. Ну какой может быть кучмизм во времена интернета? Если рейтинговый канал утаил важную новость — что, об этом теперь никто не узнает? Конечно, есть около 3% украинцев, которым неизвестно, что Тимошенко посадили в СИЗО, что Луценко сидит, и что против Кучмы возбуждено уголовное дело. Им все равно, они уверены, что в стране живется стабильно плохо. Это удобный электорат: они пассивны, им важнее, чтобы вечером можно было пойти и купить банку пива и пачку сушеных кальмаров, и все. Но такое аморфное общество — не диагноз. Да, Украина развивается медленнее, чем хотелось бы, но я верю, что все изменится! Диктатура по образцу Туркменбаши в Украине все равно невозможна.

Текст: Марина Арсенова. Фото: 5.ua

Преподаватели в кино

Ко Дню Знаний новый автор odosuge.com Евгения Бaгмуцкая представляет шесть лучших фильмов провеликих преподавателей: трех мужчин и трех женщин, поровну. Что такое — быть педагогом от Бога: хорошо знать свой предмет, уметь заинтересовать учеников или быть неравнодушным к их судьбе? Решайте на кинопримерах.

Общество мертвых поэтов, 1989 г.

Слоган: «Он был их вдохновением. Он сделал их жизни экстраординарными».

Сюжет: Новый преподаватель английской словесности Джон Киттинг (Робин Уильямс) производит фурор в колледже для мальчиков — он неординарный, эксцентричный, смелый и яркий на фоне остальной чопорной педагогической братии.

Метод: Фильм до сих пор вызывает споры среди зрителей. Одни убеждены — Киттинг помог своим ученикам обрести внутреннюю свободу. Другие, наоборот, осуждают неосмотрительность преподавателя — он не учел того, что консервативное общество намного сильнее, чем каждый мечтатель по отдельности.

Результат: Фильм-предостережение: личная свобода — дар, но дар, который следует отстаивать и борьба за право им обладать может быть тяжелой. Заключительная сцена фильма — одна из сильнейших и известных в мировом кинематографе выбивает пафосную слезу, но говорит нам о том, что так или иначе — педагогу удалось открыть в его учениках то, что они, закованные в правила и ограниченые, были неспособны в себе увидеть: их внутренний голос, громкий и сильный.

Хористы, 2004 г.

Сюжет: Трогательное французское кино о простом и невзрачном педагоге Клементе Матье (Жерар Жунью), пришедшем в интернат для трудных детей-подростков, в котором царило безразличие и жестокое обращение, и создавшем в нем удивительный хор мальчиков.

Метод: Несмотря на то, что далеко не все дети в классе блещут вокальными данными, хор играет в первую очередь роль отдушины для учеников, дает им возможность выразить свои чувства и эмоции через пение.

Результат: Путь к сердцу этих неуправляемых, бестолковых — с точки зрения всех окружающих их — детей мягкий и добрый педагог выбрал через музыку, оставив тем самым яркий след в судьбе каждого ребенка.

Триумф: история Рона Кларка, 2006 г.

Слоган: «Никто не верил в них. Кроме него».

Сюжет: Снятая по реальным событиям лента рассказывает об одном годе работы молодого преподавателя Рона Кларка (Мэтью Перри) в 6-ом классе для отстающих детей одной из школ Гарлема. В этих детей давно никто не верит, их списали со счетов и считают, что их судьба предопределена — и они сами с этим согласны.

Метод: Рон Кларк смог увлечь детей, поверив в каждого из них. Инноваторскими, иногда — не совсем вмещающимися в рамки представления о школьном образовании — методами.

Результат: Когда дети и сами поверили в то, что способны на большее, они показали высокие результаты — обогнав по результатам тестов не только класс одаренных детей, но и все школы в округе Нью-Йорк. Книга реального Рона Кларка «55 заповедей» стала бестселлером и была опубликована в 25 странах. Одна из заповедей гласит — «Мы семья».

Писатели свободы, 2007 г.

Слоган: «Наша история. Наши слова».

Сюжет: Молодая дочь богатого отца Эрин Грувелл (Хилари Суонк) одержима высокими идеями равенства людей — что и приводит ее в школу на Лонг-Бич, где разворачивается настоящая война между этническими группировками.

Метод: Учительница ставит своей целью не столько подчеркнуть индивидуальность каждого студента, а, наоборот, показать, сколько общего между этими, как им кажется, совершенно разными людьми. Что перемены возможны. Что можно умереть в нелепой вражде, а можно оставить после себя что-то ценное. Почти в одиночку героине удается справиться с современным Холокостом.

Результат: Увидев, что преподаватель, в отличие от многих других, хочет и способен их услышать, ученики смогли открыться — ей и друг другу, поняв, насколько все они похожи и равны в своих правах. В течение обучения они записывали свои мысли в специальный дневник — нововведение Мисс Джи, которые в результате были опубликованы в книге под названием «Дневники писателей Свободы». Прототипом героини фильма, реальной Эрин Грувелл в 1997 году был создан некоммерческий Фонд «Писателей свободы».

Улыбка Мона Лизы, 2003 г.

Слоган: «У них было всё. Но она показала им гораздо больше».

Сюжет: Прибыв в качестве преподавателя искусств героиня Джулии Робертс обнаруживает — что престижное образование девушек лишь ширма для все еще царящего в американском обществе женского бесправия. Ни о каком свободомыслии не может быть и речи — даже сами девушки видят себя в первую очередь в роли замужних домохозяек.

Метод: Через искусство и личный пример Кэтрин показывает своим ученицам другой мир — мир, в котором женщина может мыслить свободно и совмещать самореализацию и семью. Никто до нее не заставлял их задумываться над тем, кем они являются сами по себе — как личности, а не как будущие жены. «Я знаю его мнение, мне нужно ваше», — говорит Кэтрин и ее ученицы чуть ли не впервые ощущают потребность в собственной точке зрения. Правда, порой, казалось, что молодая феминистка не столько хочет, чтобы девушки шли по собственному пути, сколько повести их по своему.

Результат: Глобального чуда не произошло — для кого-то Кэтрин так и осталась Мона Лизой, неразгаданной и непонятой, но кого-то — заставила иначе взглянуть на собственное предназначение. Другими глазами посмотрела на себя и сама Кэтрин.

Опасные умы, 1995 г.

Слоган: «Она нарушила правила. И изменила их жизни».

Сюжет: Бывшему морпеху, преподавательнице английского языка Энн Джонсон (Мишель Пфайфер) достается самый неуправляемый класс, на совести которого уже не один сбежавший из школы учитель.

Метод: Ученики уверены, что у них нет выбора — только закончить свою жизнь на улице, так и не получив образования и шанса на более благополучную жизнь. «Вы имеете выбор», — внушает Энн детям, считающим, что выбор уже сделан за них. «Мозг — это те же мышцы, которые нужно тренировать», — объясняет она ученикам, привыкшим решать все физической силой. «Поняв поэзию — вы сможете понять все, что угодно», — доказывает она отмахивающимся от нее ученикам на примерах песен Боба Дилана и Тупака. И у нее получается.

Результат: Энн ведет нелегкую борьбу за каждого из учеников — но не всех удается спасти от них самих. Когда она решает уйти — ученики говорят «Так не пойдет, мам», высказывая тем самым знак уважения, и убеждают ее остаться. Когда коллега спрашивает Энн, как им это удалось, она, смеясь, отвечает: «Они дали мне конфетку и сказали, что я пламя». Пламя, которое осветило их путь.

Текст: Евгения Бaгмуцкая