Все концерты октября

Новости о приезде очередной музыкальной группы мирового уровня затмевают одна другую – не успели меломаны выдохнуть после превосходного концерта Tricky и сойти с ума от Placebo, как появилась информация о выступлениях групп FatBoy Slim, Morcheeba и Limp Bizkit. В октябре Киев вдруг оказался включенным в гастрольные туры многих популярных музыкантов мира, да и отечественные группы никуда не делись. Ниже прилагается календарь меломана.

1 октября День Защиты Детей Фестиваль ресторация Диван Вход свободный
2 октября FatBoy Slim Международный выставочный центр 200-400 грн.
Jimi Tenor&Kabu Kabu Кинотеатр «Кинопанорама» 100-200 грн.
3 октября Дельфин Бинго 15-250 грн.
Сегодняночью Docker АВС 150-250 грн.
4 октября Morcheeba МЦКИ «Октябрьский дворец» 200-1000 грн.
Тарья Турунен ЦКИ НАУ 220-280 грн.
7 октября Limp Bizkit КиевЭкспоПлаза 290-450 грн.
Gary Moore Дворец Украина 2250-1800 грн.
9 октября Оркестр Че Фестиваль ресторация Диван 50 грн.
10 октября Ногу свело Docker Pub 350-450 грн.

12 октября Светлана Сурганова и оркестр ЦКИ НАУ 100-450 грн.
13 октября Jose Carreras Дворец Украина 400-6500
Светлана Сурганова и оркестр 350-450
15 октября Алина Орлова Crystal Hall Билеты в продаже с 1 октября
Ремонт воды Фестиваль ресторация Диван Уточняйте
16 октября Баста Crystal Hall 150-1500 грн.
Fleur Дом Офицеров 100-250 грн.
17 октября Манго-манго Docker АВС Уточняйте

22 октября Нино Катамадзе МЦКИ «Октябрьский дворец» 50-1000 грн.
Крематорий Дом Офицеров 70-400 грн.
23 октября Сплин Crystal Hall 400 (320) грн, 750-1500 грн.
Несчастный случай МЦКИ «Октябрьский дворец» 100-700 грн.
24 октября Нино Катамадзе МЦКИ «Октябрьский дворец» 50-1000 грн.
Кейко Матсуи Дворец Украина 50-750 грн.
25 октября Faithless Международный выставочный центр 350-550 грн. Концерт отменен.
26 октября Аквариум МЦКИ «Октябрьский дворец» Уточняйте
29 октября Jazz in Kiev 2010: Dino Saluzzi, Yellowjackets МЦКИ «Октябрьский дворец» 100-800 грн.
Zdob Si Zdub Арт-клуб «44» Уточняйте
Бумбокс Альта Экспо 170 грн
30 октября Jazz in Kiev 2010: Oregon, Lee Ritenour МЦКИ «Октябрьский дворец» 100-800 грн.
31 октября Jazz in Kiev 2010: Herbie Hancock МЦКИ «Октябрьский дворец» 240-1000 грн.

Текст: Марина Арсенова

О сущности алкоголя

Русский поэт и публицист Лев Семенович Рубинштейн (в широком значении слова «русский») разносторонне высказался на волнительную тему алкоголя, рассказав и о собственном отношении к делу, и о культуре пития в целом, и о пьянстве в русской глубинке.

Связь алкоголя и поэзии можно проследить еще с Омара Хайяма и старых китайских поэтов, которые писали о возвышенно-пьяном состоянии и прославляли вино. Эдгар По был совершенно алкоголическим писателем. В русской литературе есть очень отчетливая алкогольная линия и яркие ее представители – от Есенина до Ерофеева. Впрочем, в моем письме она четкого отражения не имеет.

Я, не дай Бог, не алкоголик. Но это дело люблю.

У меня к алкоголю нет морализаторского отношения. Кому-то вредно пить, а кому-то нет. У каждого своя биохимия.

Не надо пить, когда плохо. Алкоголь не меняет внутреннюю ситуацию, он ее проясняет и акцентирует. Поэтому «горький пьяница» – это тот, который пьет с горя. Ничего из этого хорошего не получается. Человеку становится еще хуже, он впадает в агрессию. А есть «сладкие пьяницы», которые выпивают – и становятся веселее, доброжелательнее, хотят всех любить. Я пью, когда мне хорошо, для того, чтобы было еще лучше.

Есть у меня одна приятельница, которая никогда ничего не пьет. Ей не нужно. Но она всегда готова к бурному веселью – будучи совершенно трезвой. Бывает, что трезвый человек, сидя за пьющим столом, поведенчески достигает того же состояния, что и все остальные. А есть среди моих друзей и такие люди, с которыми совершенно невозможно общаться, когда они выпьют.

Я выпиваю. Немного, но регулярно. Даже когда работаю. Мне чуть-чуть надо. Немножко выпить вечером – хороший способ снять дневное напряжение. Я с удовольствием выпиваю, закончив какое-нибудь трудное и важное дело.

Очень люблю застолья. В одном из интервью я отвечал на вопрос: «Какое ваше самое любимое занятие в жизни?». Я сказал: «С друзьями за столом сидеть». Немножко выпивать, немножко трепаться, остроумничать. За столом обязательно должны быть женщины – тогда мужчины себя иначе чувствуют, им хочется блеснуть.

Я однажды написал эссе про водку, которую я предпочитаю из всех напитков, – я патриот водки. Метафорически я назвал ее своей законной женой, обозначив прочие напитки, как походы «налево». Водка очень дружелюбный, универсальный в небольших количествах, коммуникативный напиток, располагающий к беседе и вкусной еде.

Мой друг поэт Сергей Гандлевский написал в одном старом стихотворении: «Жаркой розой глоток алкоголя разворачивается в груди». Мне очень нравится.

Все меняется. Люди нового поколения всегда за рулем. В больших городах молодежь сидит в клубах, пьет пивко. Сильно выпивать сейчас, по-моему, и не очень-то модно.

Очень неприятным было время «полусухого» закона Горбачевского. Пить-то – пили. Но как-то лихорадочно и истерично.

Я не верю в антиалкогольные компании. Это может иметь действие только в очень отрегулированных протестанских странах вроде скандинавских, где другие традиции и другая история, чем у славян. Там на государственном уровне много лет идет программа – не сухой закон, – а специальная ценовая политика. Алкоголь настолько дорогой, что им нельзя напиться – денег не хватит. Я этого не знал, когда в первый раз приехал в Стокгольм. Пошел в ресторан пообедать. С удовольствием что-то съел, а потом мне захотелось рюмочку крепенького. Заказал то ли текилу, то ли граппу, – потом посмотрел по счету – эта маленькая рюмочка стоила столько же, сколько весь основной обед.

То, что пьянство – русская в широком смысле слова национальная проблема, – это не секрет. Вы когда-нибудь были в российской глубинке? Там сразу становится понятно, в чем причина пьянства. Жизнь у этих людей такая. С рождения и до конца жизни человек подавлен и унижен. Дело даже не в бедности – природа суровая, климат ужасный. А пьянство – это выход в другую реальность. Самый простой способ сопротивления жизни.

Текст журнала Dопинг. Автор: Марина Арсенова. Фото: Кирилл Кисляков

Редакция благодарит фестиваль-ресторацию «Диван» за предоставленную возможность общения со Львом Семеновичем Рубинштейном.

Все слова на букву «Арт»


Несколько лет назад Павел Гудимов считался музыкантом, который увлекается искусством и архитектурой. Сегодня все наоборот: Гудимов уже не столько экс-гитарист группы «Океан Эльзы», сколько – основатель культурного холдинга «Гудимов Арт Проект», куда входят две выставочные площадки под общим названием «Я галерея», архитектурная мастерская «Я дизайн», издательство литературы по искусству «Артбук», креативная группа «Акцент» и музыкальная группа «Гудимов». Хобби и профессия поменялись местами, а Павел Гудимов идет дальше – на восток, – в ближайшем будущем он собирается открывать арт-центр «Я галерея» в Днепропетровске.

Недавно я встретил своего знакомого из Львова, с которым мы в детстве жили в соседних домах и были в одной компании друзей. Он говорит: «Паша, а помнишь, как ты всех нас тягал строить музеи? Видишь, как у тебя теперь получается!».

Дизайном и рекламой можно заработать не только на жизнь, но и на существование одного или даже нескольких арт-центров. Еще и на стипендию молодым талантам останется.

С детства я любил Пикассо. Когда мне было пять лет, я рисовал кубистические портреты. Они сохранились до сих пор. Серьезно, это был настоящий бессознательный кубизм.

Я неслучайно выбрал своим профильным направлением учебы ландшафтную архитектуру в Львовском лесотехническом институте. Мой дед был архитектором: в кабинете у него хранились акварели, фотографии, макеты, справочники. Я рос в интеллигентной семье, был окружен множеством книг по искусству, меня постоянно тягали по разным мастерским, – я все это впитывал. Конечно, увлечение музыкой некоторое время отвлекало меня от архитектуры, искусства и дизайна, но, как только я переехал в Киев, я вновь взялся за это направление, и вот уже десять лет им занимаюсь.

Я хочу жить в культурной стране. Чтобы не было шароварщины и псевдоисторизма, а была живая культурная кровь. Чтобы когда людям подсовывали бы фуфел, они бы могли в этом разобраться. Чтобы эта страна давала культурный продукт, который бы кормил ее детей. Это утопично, но такова моя мечта.

В «Книге отзывов» арт-центра «Я галерея» на улице Волошской случаются удивительные записи. Их, конечно же, оставляют не искусствоведы и журналисты, а простые люди. Народ стал толерантнее относиться к искусству. В общем-то, у жителей Киева, Харькова, Одессы и Львова с культурным уровнем все нормально. Теперь хочется поднять культурный уровень и остальной Украины. Речь идет даже не только о восприятии искусства, но еще о стиле жизни в целом, о вкусе, о мотивировании своего культурного развития. Всегда же есть выбор – пойти попить пива с друзьями на лавочке или пойти в галерею, на кинопоказ. Когда нет альтернативы, тогда культурный упадок и возникает. Децентрализация искусства – вот насущная идея для Украины.

Над реализацией идеи культурной Украины на самом деле работают многие люди. Но главная их проблема – неумение скооперироваться и консолидировать усилия. У нас это всегда тяжело дается, ментально мы разобщены.

По доброте душевной я часто соглашаюсь помочь какому-нибудь очень интересному проекту. А если я пообещал что-то, то не могу не сделать. Потом не сплю потом ночами, не могу реализовать собственные идеи, и злюсь на себя, потому что понимал ведь, что времени нет. Но есть установка – «Сказал – сделал». В этом смысле я настоящий «донецкий».

Ищу доноров времени. Интересно, есть такие?

Песни я пишу периодами. Могу год-два вообще ничего не делать, а могу взять гитару и за ночь написать целый альбом. Все тексты для альбома «Жовтий», который выйдет этой осенью, я написал уже после того, как мы придумали музыку. Я сказал музыкантам, что заранее ничего писать не хочу, а потом я уже насвистывал со словами. Группа «Гудимов» – расслабленный проект, в котором я спокойно отношусь к правилам шоу-бизнеса. Меня это устраивает.

Юрий Хусточка – человек-душа. Помню замечательную фразу, которая была написала на стене в репетиционной комнате группы «Океан Эльзы» в общежитии Львовского лесотехнического института. «Батькович, помни! Бас – это скелет!». Имелось в виду, что скелет музыки, но был и другой смысл – Юра, как скелет группы. Несмотря на то, что в бас-гитаре всего четыре струны, он иногда давал потрясающие идеи. Одним из толчков к тому, чтобы он ушел из «Океана Эльзы», было сужение возможностей реализовывать себя как музыканта.

Я был очень против того, чтобы Юра покинул «Океан Эльзы». Мы с первых дней группы были вместе и сейчас тоже дружим, живем по-соседству. Когда он все-таки ушел, я воспринял это как знак. Мне и самому тогда стало неинтересно оставаться.

Слава Вакарчук – очень талантливый музыкант. Из трех нот он может собрать классную мелодию, которая могла бы зацепить полстраны. Я очень уважаю его талант и разносторонние взгляды на многие вещи: если я – лирик, то он больше – физик. Но мы никогда не были друзьями. Я думаю, ему трудно нести крест популярности. Тяжело быть звездой.

Влад Троицкий – это бульдозер культуры. Я преклоняюсь перед тем, как он работает, как масштабно он в этом году открыл на Майдане свой Gogolfest. Он гордость нашей страны. Таких людей немного. Во Львове – Влодко Кауфман, который организовывает Тиждень Актуального Мистецтва, в Харькове – Таня Тумасян, директор Харьковской муниципальной галереи, которая проводит фестиваль «Нон-стоп Медиа». Я с уважением отношусь к тому, что делают для искусства бизнесмены Виктор Пинчук и Александр Прогнимак. Много хорошего инициировал Ежи Онух, экс-директор Польского института.

Наверное, я просто люблю искусство.

В прошлом году неизвестные люди подожгли арт-центр «Я галерея» на Волошской. Мне помогали восстанавливать ее друзья и коллекционеры искусства, с которыми я работаю. Я до сих пор не знаю, чьих рук это дело, милиция, как обычно, все спустила на тормозах.

Страшно люблю Подол. Поэтому именно здесь находятся обе мои галереи. Я практично расположил их неподалеку друг от друга.

Путешествую я, в основном, в Европу. Я не люблю ездить в экзотические страны – там нет музейно-галерейной культуры, которая мне очень интересна. А в Европе можно многому научиться. Я из каждой поездки привожу новые идеи. Для меня путешествие – это не туризм, а исследование другой страны.

Фотография в Украине находится в глубоком кризисе. Фотоаппараты доступны всем, но их используют, как средство заработка либо как средство фиксации действительности (я имею в виду жанр репортажной съемки). Почти никто из фотографов не делает арт-проекты. Я думаю, это связано с отсутствием культуры коллекционирования. Живописцы, скульпторы, графики могут, не кривя душой, время от времени продавать свои работы, и таким образом выживать, а за фотографию коллекционеры почти не платят. Серия книг об украинской фотографии, изданная арт-центром «Я галерея», – это дань уважения технике, которую сначала возвели в ранг отдельного вида искусства, а теперь не знают, что с ней делать.

«За*бала красота, которая не спасает мир», – это один из афоризмов фотохудожника Александр Кадникова, который я запомнил на всю жизнь.

Текст: Марина Арсенова, для журнала Dопинг, рубрика «Гуру». Фото: предоставлены пресс-службой арт-центра «Я Галерея».

Арт-центр в торговом центре

В Киеве открылся новый арт-центр «Я Гретера», занявший в ТРЦ «Большевик» целое крыло. Шутка ли – под нужды арт-центра выделено пять этажей: три из них являются экспозиционной площадкой, на нулевом – арт-магазин, а на последнем этаже расположилось кафе, – после Pinchukartcentre это наиболее масштабная галерея в Киеве. Первую выставку арт-центру «Я Гретера» организовала известная еще со времен украинской новой волны в искусстве 90-х годов куратор Наталия Филоненко. Ее «Стремительные сны» – довольно удачная и свежая подборка работ украинских художников, размышлявших на заданную тему. В основном, живопись, но без фотографий, скульптуры и инсталляции не обошлось.

Арт-центр «Я Гретера» назван так в честь Якова Гретера – основателя Киевского чугунолитейного и механического завода. В советское время завод был известен под брендом «Большевик», а в эпоху независимой Украины почивает с миром. Рядом со зданием завода несколько лет назад вырос одноименный торгово-развлекательный центр. Его владельцы, наполнив здание магазинами и кафе, построив кинотеатр и супермаркет, решили оставить место и для искусства. Арт-центр «Я Гретера» является собственностью владельцев ТРЦ «Большевик», – для Киева это первый подобный пример.

Директором арт-центра была выбрана Лилия Тимошенко, которая ранее занималась тем, что руководила галереей «Мистецький арсенал».
«Мы сделали «Я Гретера» достаточно быстро – за лето, – рассказала в комментарии журналу odosuge.com Лилия Тимошенко. – Доминирующее направление здесь – это современное искусство, но в планах у нас и выставки классического искусства. Учитывая то, что здесь достаточно площади, я надеюсь, мы справимся. Мы будем экспериментировать с персональными, кураторскими выставками, ретроспективами, и одновременно с этим формировать собственную коллекцию искусства».

Арт-центр «Я Гретера» интересен с точки зрения концепции пространства. Все помещения здесь кубические, один зал занимает один этаж, и соединяются они винтовой лестницей по центру. Здесь много панорамных окон, из которых видна урбанизированная Шулявка, – а отдельным арт-объектом является обозримое из окон переплетение вентиляционных труб на крыше соседнего здания.

На двух этажах расположилась выставка «Стремительные сны». Наиболее занимательные работы передают ощущение иллюзорности мира сновидений, – это полотно «Мерцание» художника Анатолия Ганкевича, «Старт» Владимира Кожухаря, «Тропинка» Максима Мамсикова.

Художник Игорь Гусев создал большое и ироничное полотно «Конец конкурента» – изображение низвергнутого стаей леопардов джипа «Лео», – а Сергей Зарва чуть менее масштабно, но весьма выразительно запечатлел такую фантазию: футболисты на фоне линий электропередач ведут игру, используя вместо мяча добрую сотню спелых арбузов. Хорошее чувство и юмора у Леси Хоменко – на ее полотне «Миграция» люди, собравшиеся на отдых со своими пожитками, летят по небу клином.

Некоторые из участников раскрывают тему сновидений прямолинейно: к примеру, Владислав Мамсиков изобразил покинутую кровать и назвал картину «Бессонница», а Дмитрий Корниенко написал спящего на полке в купейном вагоне мужчину.

Дополнением к выставке «Стремительные сны» является ретроспектива работ китайской художницы Мао Мао «Письма. Невозмутимое отражение». Она экспонируется на третьем этаже арт-центра.

Текст: Марина Арсенова. Фото: предоставлены пресс-службой «Я Гретера», автор Мария Быкова

Выставка работает до 31 октября каждый день с 11:00 до 20:00. Арт-центр «Я Гретера» находится по адресу: М. Шулявская, ул. В. Гетьмана, ТРЦ «Большевик», блок «А», 3-й этаж.

Пирожные в арт-кафе стоят 7-18 гривен, чай – 25 гривен, бехеровка – 27 гривен за порцию. В магазинчике внизу продаются, в основном, украшения и сувениры, но есть и альбомы по искусству, дизайну, фотографии.


Русский букер 2010. Иванов, Зайончковский, Золотусский

Андрей Иванов. Путешествие Ханумана на Лолланд
Герои книги – два иммигранта, сбежавшие в развитую Данию из своих неблагополучных стран, – русский эстонец Юдж (Женя) и уроженец Индии Хануман. Они живут в лагере для беженцев, который находится в городке с плотоядным названием Фарсетруп. Лагерь – болото, из него сложно выбраться, хотя Юдж и Хануман находятся там мало того, что добровольно, так еще и неправомерно. А Лолланд – остров, мечта Ханумана, «датская Ибица».

Герои книги ведут совсем не героическую жизнь – подворовывают, продают глупым датчанам увезенные со свалки просроченные продукты, употребляют наркотики и не особенно следят за гигиеной. При этом Юдж – писатель, Хануман – почти философ с именем, как у мифологической Божественной Обезьяны из «Рамаяны», а сосед их по общежитию – хоть и упырь, но русский художник – Михаил Потапов. То есть люди все интеллигентные, духовно богатые. «Любой может оказаться в лагере беженцев, – объяснил задумку своего романа Андрей Иванов в интервью эстонской прессе, – потому что мы живем в несовершенном мире, хуже которого уже и не придумать, он бы просто не функционировал, если б был хуже».

Бытовые злоключения Юджа и Ханумана описаны самым натуралистичным и ироничным образом, – это характеризует писателя Андрея Иванова как замечательного постмодерниста. А стиль автора из Эстонии не преувеличенно можно назвать новаторским – из-за неожиданных как для русского языка кратких и емких фраз, точных описаний и портретов, живых диалогов героев. Вероятно, дело в том, что начинал свой роман Андрей Иванов на английском, но в процессе написания передумал. И правильно сделали, господин Иванов, – современной русской прозе очень вас не хватало.

Олег Зайончковский. Счастье возможно. Роман нашего времени
Олегу Зайончковскому критики обычно благоволят – называют его «певцом обыденности», находят в романах и рассказах здоровый оптимизм и буддистскую умиротворенность. Издатели – сразу же вспоминают, что Олег Зайончковский – «потомок старинного дворянского рода», а его первый роман «Сергиев и городок» вошел в шорт-листы премий «Русский букер» и «Национальный бестселлер». И те, и другие сходятся во мнении, что Олегу Зайончковскому удается рассказывать истории о людях.

В книге о жизни не слишком удачливого писателя с окраины Москвы «Счастье возможно» речь идет «о нелегкой судьбе героя, тонко чувствующего образованного человека, вынужденного существовать в агрессивно-бездуховном окружении» – это цитата из романа, которой главный герой определяет творчество своего соседа, тоже писателя. Надо сказать, что когда Олег Зайончковский рисует героев, очень похожих на себя самого, – ему это вполне удается. Неплохо получаются и ангатонисты, олицетворяющие «бездуховное окружение», – в романе это жена главного героя, бросившая его ради черствого человека – дельца и мужлана (который, тем не менее, на притяжении всей книги покровительствует писателю материально). Но стоит Олегу Зайончковскому взяться за историю скромной девушки с Урала или приняться рассказывать о спонтанной любви главного героя и рыжеволосой риелторши, – повествование сразу блекнет и расплывается. «Сердце ее забилось: перед ней, придерживая одну руку другой, стоял тот вежливый незнакомец из ночного клуба», – какая-то женская проза получается, а не истории о людях от интеллигентного потомка старинного рода.

Напоследок Олега Зайончковского можно было бы похвалить за грамотный русский и неплохое чувство юмора. А впрочем, читывали мы и других писателей. С русским не просто грамотным – прекрасным, с чувством юмора – восхитительным. Поэтому за бытописание Москвы и ее окрестностей благодарствуем, но от всего остального, пожалуйста, увольте.

Игорь Золотусский. Нас было трое
В ноябре Игорю Золотусскому исполнится 80 лет. Как писатель он известен всего по двум сборникам очерков и повестей, изданных еще во времена Брежнева. Однако Игорь Золотусский сделал великий вклад в историю российского литературоведения, как исследователь жизни и творчества Николая Гоголя, написав о нем ряд книг и сделав несколько работ на телевидении. Исследователь получил за это премию Александра Солженицына.

В автобиографическом романе «Нас было трое» Игорь Золотусский вспоминает ранний период из своей длинной и богатой событиями жизни – время, когда были репрессированы его родители: отец – в 1937 году, мать – в 1941-м. Все начинается с потрепанной временем, но бережно хранимой фотографии, сделанной отцом Игоря Золотусского во время автомобильного путешествия с семьей и друзьями: «Все, кто участвовал в той загородной прогулке, умерли, – пишет автор, – и только я еще живу и, устремляясь к концу, оглядываюсь на прошлое и думаю, зачем мне было дано счастье детства, а потом страдания». В этой книге действительно много страданий и печальных воспоминаний, записывать которые автор начал еще в 1990-м году, но, видимо, трудно это – рассказывать о репрессированных родителях, – и Игорь Золотусский откладывал свой труд, а потом снова к нему возвращался.

К роману «Нас было трое» Игорь Золотусский подошел с точностью механика – жанр этого произведения имеет авторское определение «роман-документ». Это значит, что все повествование построено на тщательно собранной информации о репрессированных узниках сталинских лагерей. Выдержки из книг, архивных документов дополнены собственными воспоминаниями Игоря Золотусского и его пересказами семейных историй, услышанных от отца и матери. Документальная структура романа усложняет чтение, но усиливает восприятие: тема репрессий трагична настолько, что обходится без художественной выдумки.

Эти рецензии написаны в рамках спецпроекта журнала odosuge.com «Русский Букер 2010″. Автор: Марина Арсенова. Предыдущие тексты здесь и здесь.

Читать книгу Олега Зайончковского можно здесь, первая часть романа-документа Игоря Золотусского выложена на сайте журнала Звезда, а произведение Андрея Иванова удобно скачать в формате PDF отсюда.

Фестиваль-ресторация Диван

Как известно, ресторанному Киеву трагически не хватает мест для дружеских встреч и посиделок так называемой творческой интеллигенции. Арт-кафе – жанр украинским рестораторам непонятный и невыгодный. Заведение должно находиться в центре города, работать до поздней ночи (какой же творческий человек по ночам спит?), баловать посетителей регулярными концертами хорошо известных в узких кругах групп и адекватной фоновой музыкой. В арт-кафе желательны книжные полки, газеты и журналы для чтения, свободный доступ WiFi и нескучный интерьер с картинками и арт-объектами. При соблюдении всех этих условий важно не забыть главного – цены в меню быть демократическими: так называемая интеллигенция – народ небогатый. Пока что всем условиям соответствует разве что арт-клуб Купидон. Если его оставить без капитального ремонта еще года на три, то заведение рухнет, как карточный домик, – от старости. В Киеве есть музыкальные клубы – 44, Докер паб, Докер АВС, сеть Бочка, книжные кафе Азбука и Антресоль, кафе, где проходят художественные выставки – Худграф и Артпункт и сеть Бабай, где всего этого уже нет, но память осталась. Ниша некогда прекрасной, но давно закрытой книжной кофейни Бабуин до сих пор свободна. И поэтому когда в столице открывается новое кафе с претензией на приставку Арт-, местная публика априори заинтересована.

Пару недель в тестовом режиме работает заведение Диван – даже не арт-кафе, а «фестиваль-ресторация», как его назвали владельцы бизнеса. Владельцы, кстати, небезызвестные – Диван входит в одну и ту же сеть, что и кубинский ресторан Бодегита дель медио, и рестораны с чешской кухней Старомак и У хромого Пола, – заведения популярные, почти легендарные.

Диван открылся в многострадальном помещении Prad-a-cafe на Бессарабке, где раньше на pre-party собиралась киевские студенты, желающие казаться «золотой молодежью». Проект Prad-a-cafe был хоть и безвкусным, но логичным – гламурным посетителям кафе нравился зеркальный коридор, ведущий внутрь зала, многочисленные экраны и малиновый бархат в интерьере, а также завышенные цены на еду и напитки. В этом плане концепция Дивана не до конца принята публикой – за столиками здесь можно встретить и бывших клиентов Prad-a-cafe, и хипстеров, и работников офиса после тяжкого трудового дня.

От Prad-a-cafe здесь осталось почти все плохое – упомянутый уже зеркальный коридор, испорченные кондиционеры, протертые деревянные полы и неновая ковровая лента вдоль расположенных по принципу купейного вагона столиков. Все это не очень располагает к посиделкам, несмотря на то, что бархат из интерьера вывели, а количество экранов сократили. Если не смотреть в пол и в потолок, а любоваться исключительно стенами, обстановка производит более благородное впечатление – глаз радуют книжная полка и замысловатые обои с авторскими рисунками в восточном стиле и с каллиграфией на очень красивом и, видимо, древнем языке.

Еще из приятного – на столах лежат журналы, в дальнем конце зала есть сцена, где в прошлую субботу играли диджеи клуба OldStyle (и снова будут играть, уточняйте у администрации), а в качестве фоновой музыки звучит эстетское интернет-радио Чипльдук.

Цены здесь действительно демократичные. Если в меню заведения есть позиции вроде «Узвар – 6 гривен», и «Пиво «Старе мiсто» – 14 гривен», посетители не заставляют себя долго ждать. Но гурманам здесь делать нечего – кухня незамысловатая. Вроде бы, хорошо, когда салаты в кафе стоят по 27 гривен, но, с другой стороны, – квашеная капуста с хреном (основной ингредиент одного из салатов) в себестоимости вообще стремится к нулю. То же и с супами: сумма в 33 гривны сама по себе невелика, но бульон с лапшой дороже стоить и не может. Впрочем, стоит повториться, что творческая интеллигенция – народ небогатый, и на мерлузу с морковью (36 гривен) – обычно согласный. В общем, Диван пока что оставляет туманное впечатление: идея вроде бы и хорошая, но над реализацией нужно и еще поработать. И ремонт. Ре-монт.

Текст: Марина Арсенова. Фото: OldStyle
Адрес: пл. Бессарабская, 2. Тел. (044)
235-7366, 234-2312.

Гоголь в гостях у Довженко

Фестиваль современного искусства GogolFest из таинственных помещений вечной стройки Мистецького Арсенала этой осенью переместился на территорию киностудии имени Довженко, куда и зовет гостей с 4 по 12 сентября. Конечно, в гостях у Довженко не так уютно и есть вероятность заблудиться в поисках нужных павильонов, где расположены объекты визуальной программы и где будут проходить спектакли и концерты. Территория киностудии огромна, не все помещения задействованы под фестиваль, и поэтому здесь работают экскурсоводы и гиды, направляющие заблудших гостей на верную тропу искусства, есть карты и специально выпущенная к открытию фестиваля газета. GogolFest 2010, к счастью, отличается от фестивалей предыдущих лет не только географически, но и концептуально – программа по-прежнему остается насыщенной, но количество постепенно дополняется качеством, что особенно касается визуального искусства. К тому же, в последнее время GogolFest гастролировал – побывал в Перми у Марата Гельмана и в Барселоне. Результат – в визуальной программе фестиваля имеется видео из хорошего проекта МСИ PERMM Видение» а в театральной – перформанс от испанского городского театра La Fura Dels Baus, который выступит на открытии GogolFest 2010 на Майдане Незалежности совместно с театром Дах. Музыка в этом году делится на классическую, современную и джазовую (ее представляет фестиваль Алексея Когана Jazz in Kiev). И, естественно, наиболее гармонично в павильонах киностудии будут смотреться фильмы, – программа основана, в основном, на документальном кино, но без короткометражек и анимации не обойдется.


Визуальное искусство
Московская художница и куратор Катя Бочавар разделила визуальную экспозицию на две части. Первую представляют украинские и российские галереи и ЦСИ – помимо обозначенного выше Видения МСИ PERMM, можно будет увидеть кураторские проекты PinchukArtCentre, Московского Дома Фотографии, Московского музея современного искусства, галереи Мистецький Арсенал и других. Вторая часть создавалась художниками специально для фестиваля, и окончательно будет сформирована уже во время GogolFest 2010. Такой вид арт-деятельности называется site specific. В комментарии журналу odosuge.com Катя Бочавар (фото 2) сама все объясняет:

– Суть site specific в том, что художники делают свои инсталляции и перформансы, исходя из особенностей места, где все происходит. Они приезжают на площадку за несколько дней, смотрят ее и быстро все придумывают. В Киев для работы уже прибыли ребята из лабораторий-сквотов Берлина, Москвы, Нью-Йорка, Амстердама, Санкт-Петербурга, но в этом проекте участвуют и украинские художники. К примеру, Женя Чернышов. Он будет выступать с движущейся по территории фестиваля лазерной инсталляцией, подыскивая каждый день для нее новую площадку и делая новый перморманс. В конце фестиваля художники Fashionable art (это проекты на стыке искусства и дизайна) сделают перформенс вместе с танцевальной группой из Франции и киевскими воздухоплавателями с их воздушным шаром.
4-12 сентября с 12:00 до 20:00

Театральная программа
Урбанистический театр La Fura Dels Baus (фото 1) открывает фестиваль вечером 4 сентября постановкой Multiverse – о слиянии культур разных миров через музыку. Стоит ожидать акробатический перформанс многочисленной труппы театра с акцентом на музыкальное сопровождение и контакт со зрителем. Музыка для спектакля Multiverse была написана совместно с украинской группой ДахаБраха.
Украинский театральный шоукейс, как называют его организаторы, будет представлен 17-ю спектаклями, часть из которых будет сыграна в собственных помещениях театров, но под брендом GogolFest. В частности, это постановки Крысолов и Взамен рожденная театра Вiльна сцена (4 и 5 сентября), Эдип. Собачья будка и Почти спектакль… театра Дах (6 и 8 сентября), Играем Чонкина и Куда подует ветер театра Драмы и Комедии на левом берегу Днепра (9 и 11 сентября).
Все постановки зарубежных театров проходят на территории киностудии. Стоит посмотреть постановку российского театра Liquid Theatre (фото 3), который работает в уже понятном жанре site specific, и «хип-хоперу» трех независимых арт-групп Le Cirque de Sharles La Tannes, How2make и Proknockers – оба проекта состоятся в день закрытия фестиваля.

Музыкальная программа
Музыка на GogolFest 2010 будет классическая, джазовая (нельзя пропустить выступление украинского квинтета Lush Life совместно с белорусами The Outsiders) и клубная. After-party открытия фестиваля пройдет в клубе XliB с румынским диджеем Petre Inspirescu, на закрытии группа Грузовик будет выступать с французским электронщиком Onra. Клубный день – 11 сентября, когда с восьми вечера будут играть украинская группа Димна Сумiш, за ней – российская диско-панк группа Cheese People (фото 5), затем – британские хедлайнеры The go! Teem (фото 4), смешивающие инди-рок с фанком и диско, а до шести утра публику будут держать в танцевальном тонусе диджеи KievBass.

Кинопрограмма
Все фильмы на GogolFest 2010 будут демонстрироваться исключительно в павильонах киностудии и исключительно бесплатно. Из основной части программы интерес представляет ретроспектива документальных фильмов представительницы французской новой волны Аньес Варда – Улисс, Собиратели и собирательница, Побережья Аньес (10 сентября). 9 сентября – день российского киноклуба Сине Фантом, участника многих международных фестивалей. Режиссер Андрей Сильвестров прочтет лекцию и покажет два фильма – Дом на Фурманном (попытка осмыслить историю неформального искусства СССР) и Мозг (документальные видезаписи и 3D фэнтази), а кинокритик Елена Трипольская представит программу фестиваля видеопоэзии Пятая нога. Хедлайнер открытия – МКФ документального кино о правах человека Docudes Ua с фильмами о закрытом городе Бирме, жителях Севастополя и жизни иммигранта в Австрии. Закрывает кинопрограмму фильм Арсенал 1929-го года режиссера Александра Довженко, что, естественно, символично.

Подробное расписание событий фестиваля можно посмотреть на сайте http://www.gogolfest.org.ua/. Там также написано, что на территории GogolFest работает WiFi, но сюда не нужно приносить алкоголь, курить лучше в специально отведенных под это маргинальное дело местах, а поесть можно в баре «Мертвые души», что домашних животных с собою брать нельзя, а детей – обязательно, для них функционирует специальная арт-площадка с куратором.

Текст: Марина Арсенова. Фото: пресс-материалы, фото Кати Бочавар.